Выступление Председателя Государственного совета и Совета Министров Республики Куба д-ра Фиделя Кастро Руса на торжественном заседании Национальной ассамблеи, состоявшемся в Федеральном законодательном дворце, Каракас, Боливарийская Республика Венесуэла, 27 октября 2000 года

Ваше превосходительство Президент Боливарийской Республики Венесуэла господин Уго Чавес Фриас!

Ваше превосходительство господин Президент Национальной ассамблеи Боливарийской Республики Венесуэла!

Ваше превосходительство господин Председатель Верховного суда!

Ваше превосходительство господин Председатель и остальные члены Республиканского совета по вопросам морали!

Ваше превосходительство господин Председатель Национального избирательного совета!

Ваши превосходительства господа послы, уважаемые поверенные в делах и представители международных организаций, аккредитованные в стране!

Уважаемые депутаты Национальной ассамблеи!

Высокие церковные и военные власти!

Дамы и господа!

Венесуэльцы!

Я пришел сюда не для выполнения протокольных обязанностей или потому, что в силу традиции существует правило, чтобы официальный гость посещал Парламент; я не принадлежу к той породе людей, которые ищут почестей, домогаются привилегий или поддаются тщеславию. Посещая какую-либо страну, и в особенности если речь идет о столь любимом братском народе, как народ Венесуэлы, я выполняю пожелания тех, кто, по моему мнению, представляет его с большим достоинством и отвагой.

Очень сожалею, что сама мысль о моем присутствии в венесуэльском парламенте, включенном в программу моими хозяевами, явилась причиной неудовольствия для некоторых его досточтимых членов. Прошу их меня извинить.

Я должен быть вежливым, но не стану говорить чрезмерно изысканным, дипломатическим и жеманным языком. Я буду говорить откровенно и прямодушно, искренне и честно.

Не впервые посещаю я венесуэльский парламент; я побывал здесь более 41 года назад. Но было бы неверно говорить, что я возвращаюсь в тот же орган или что сюда возвращается тот же гость, что и тогда. Вернее всего было бы сказать, что другой человек возвращается в иной парламент.

Что касается меня, то нет у меня особых заслуг, как и не за что мне просить прощения. Просто тогда мне было 32 года, и я нес на себе груз всей неопытности того, кому по воле случая удалось выйти живым из многих переделок. Быть везучим не значит иметь заслуги. Людям свойственно мечтать и иметь идеалы; однако немногие получают редкую привилегию увидеть осуществленными иные из них, но это отнюдь не дает им права на бахвальство. Тот парламент, который я имел честь посетить столько лет назад, тоже был полон иллюзий и надежд. Несколькими месяцами ранее произошло победоносное восстание народа. С тех пор все изменилось. Те иллюзии и надежды обратились в прах. Из праха возникли новые надежды и вырос этот новый парламент. Как во все исторические эпохи, люди мечтают и всегда будут иметь право мечтать. Великое чудо состоит в том, что когда-нибудь надежды и мечты этого благородного и героического народа превратятся в действительность.

Я, как и многие из вас, лелею эти мечты; я исхожу из того, что в Венесуэле в конце последних четырех десятилетий произошли чрезвычайные события: венесуэльцы, которые когда-то боролись между собой, превратились в революционных союзников; партизаны в выдающихся политиков; солдаты в смелых государственных деятелей, которые вздымают знамена, в один прекрасный день принесшие славу этой стране.

Не мне судить ни тех, кто из левых стал правыми, ни многих из тех, кто, может быть исходя из честного консерватизма, в конце концов принялся грабить и обманывать народ. Я не намереваюсь делать этого и не могу взять на себя право превращаться в судью персонажей пережитой вами драмы. Все мы, люди, недолговечны и непостоянны, даже те, кто действует из лучших побуждений. Я только хочу воспользоваться правом, завещанным кубинцам Марти: испытывать огромное восхищение перед Венесуэлой и перед тем, кто был самым великим мечтателем и государственным деятелем нашего полушария, - перед Симоном Боливаром. Он был способен вообразить себе и бороться за латиноамериканскую, независимую и объединенную Америку. Он никогда не был защитником колониализма и монархии, даже в те времена, когда возникали Патриотические хунты в знак протеста против возведения на испанский престол чужого короля, как это доказывает Клятва на Монте-Сакро. Почти подростком, уже в 1805 году, он был решительным сторонником независимости. Своей шпагой он освободил половину Южной Америки и в исторической битве при Аякучо, со своими непобедимыми войсками льянерос и отважными солдатами созданной им Великой Колумбии под непосредственным командованием бессмертного Сукре, обеспечил независимость остальной части Южной и Центральной Америки. Тогда, как все мы знаем, Соединенные Штаты были горсткой только что освободившихся английских колоний, переживавших процесс экспансии, и гениальный венесуэльский вождь сумел увидеть - уже так давно, - что ...похоже, они предназначены Провидением для того, чтобы наводнить Америку бедами во имя свободы.

Я прекрасно понимаю различие интересов и критериев, неизбежно существующее сегодня в Венесуэле.

Рассказывают, что в ходе своей египетской кампании Наполеон Бонапарт, воодушевляя войска перед битвой при пирамидах, сказал: Солдаты, с высоты этих пирамид смотрят на вас сорок веков.

В качестве гостя, которому оказана огромная честь получить приглашение выступить перед вами, я осмелился бы сказать вам с величайшей скромностью: венесуэльские братья, с этой трибуны 41 год и 10 месяцев опыта в неустанной борьбе с актами враждебности и агрессии со стороны самой могущественной державы, когда-либо существовавшей на Земле, смотрят на вас, восхищаются вами и сочувственно следят за суровым и трудным сражением, которое вы, вдохновленные Боливаром, ведете сегодня.

Говоря об отношениях Кубы и Венесуэлы, часто и настойчиво прибегали к аргументу, будто Венесуэла собирается ввести у себя революционную кубинскую модель. Об этом столько говорили и твердили накануне плебисцита, который должен был принять или отклонить проект новой венесуэльской Конституции, что я был вынужден пригласить группу видных венесуэльских журналистов, представляющих важные органы телевидения, радио и печати, чтобы они оказали нам честь нас посетить. Право организовать встречу дали нам те, кто цинично припутывал к этому Кубу, точно дьявольский призрак, каким изображается она в грубых клеветнических измышлениях империализма.

В ходе бессонной ночи, какой я не переживал даже в лихорадочные студенческие времена накануне экзаменов, я прочел и подчеркнул основные положения этого проекта и сравнил их с положениями нашей собственной Конституции. Держа в одной руке Конституцию Кубы, а в другой венесуэльский проект, я показал глубокие различия между одной и другой революционной концепцией. Я говорю революционной, потому что обе они являются таковыми: обе хотят дать новую жизнь своим народам; обе стремятся к радикальным переменам; жаждут справедливости; желают создать тесный союз между народами Америки - такой, какой определил Марти в следующих словах: Разве можно и нужно еще что-то говорить! Ведь от Рио-Браво до Патагонии живет только один народ! Обе твердо борются за сохранение суверенитета, независимости и культурной самобытности каждого из наших народов.

Наша Конституция опирается главным образом на общественную собственность на средства производства, на программу развития; активное, организованное и массовое участие всех граждан в политических действиях и строительстве нового общества; тесное единство всего народа под руководством партии, которая гарантирует нормы и принципы, но не выдвигает своих кандидатов и не избирает представителей народа в органы государственной власти эта задача полностью лежит на обязанности граждан посредством их массовых организаций и установленных законом механизмов. Венесуэльская Конституция опирается на рыночную экономику, и частная собственность получает самые широкие гарантии. Три знаменитые формы власти Монтескье, провозглашенные главными столпами буржуазной демократической традиции, дополнены новыми учреждениями и силами, чтобы гарантировать равновесие в политическом руководстве обществом. Основным элементом является многопартийная система. Надо быть невеждой, чтобы находить какое бы то ни было сходство между обеими Конституциями.

На этой встрече с венесуэльскими журналистами я разоблачил первые шаги, сделанные террористической майамской кубино-американской мафией в целях убийства президента Венесуэлы. Эти гангстеры думали на свой манер, что Венесуэла станет новой Кубой.

В конце июля этого года, за несколько дней до последних выборов, из Венесуэлы через национальные и международные средства информации была распространена еще одна колоссальная выдумка. Венесуэльские связи Национального кубино-американского фонда помогли состряпать утку: Кубинский дезертир разоблачает присутствие в Венесуэле 1 500 членов разведывательных служб Кубы, проникших на улицы и в казармы.... Добавлялась масса выдуманных подробностей. Гнусная кампания в канун президентских выборов была спланирована таким образом, что высокие правительственные чиновники говорили об измышлениях кубинского дезертира, то есть считали предположительное дезертирство офицера кубинской разведки достоверным фактом. Такого дезертира не было и в помине. То был просто бездельник, давно выехавший с Кубы и живший этой сказкой. Он просил убежища и покровительства. У заговорщиков было наготове еще пять-шесть человек, чтобы повторять эту историю и поддерживать скандал день за днем, посредством такого же механизма, вплоть до даты выборов.

Снова Куба оказалась замешанной в избирательную кампанию в Венесуэле, снова возникла необходимость беседовать с представителями прессы этой братской страны. Разоблачение и быстрое опровержение этой мерзкой истории не оставили от клеветы камня на камне.

В этом случае я сообщил о крупных фондах, поступавших из Майами для покрытия расходов на кампанию против выбора президента Чавеса. Я привел точные данные и назвал некоторые имена, которые было необходимо обнародовать. Разумеется, все отперлись. Один из них, пользовавшийся определенной славой просвещенного и способного чиновника прошлых лет, поклялся, что приписываемая ему роль была абсолютно ложной. Я не захотел подтверждать сказанное, хотя у меня были и имеются точные данные о том, в каком месте они встретились, где ему передали полмиллиона долларов, кто привез эти деньги в Венесуэлу и кто передал их тем, кому они предназначались. Я действительно не хотел ворошить это мутное и отвратительное дело. Да этого было и не нужно. Народное голосование 30 июля покончило с заговорщиками. Информация осталась в резерве, на случай если она пригодится когда-нибудь в будущем.

Кубу не перестают использовать в Венесуэле во внутриполитических целях, не перестают использовать ее для нападок на Чавеса бесспорного и выдающегося боливарийского лидера, чья деятельность и престиж уже далеко вышли за пределы его Родины.

Я его друг и горжусь этим. Я восхищаюсь его храбростью, его честностью и ясным пониманием проблем современного мира и той чрезвычайной ролью, которую призвана сыграть Венесуэла в деле латиноамериканского единства и в борьбе стран третьего мира. Я говорю это не теперь, когда он стал президентом Венесуэлы. Я угадал, кто он такой, когда он еще находился в тюрьме. Всего через несколько месяцев после освобождения я пригласил его на Кубу со всеми почестями, даже рискуя тем, что те, у кого тогда была власть, порвут отношения с Кубой. Я представил его университетским студентам, он выступал в Главной аудитории Гаванского университета и завоевал там большую симпатию.

Своей молниеносной народной победой 4 года спустя без единого сентаво, без значительных ресурсов старых политических камарилий, чьи избирательные кампании оплачивались баснословными суммами, украденными у народа, - опираясь только на силу своих идей, свою способность доносить их до народа и поддержку мелких организаций самых прогрессивных сил Венесуэлы, он сокрушил своих противников. Так возникла чрезвычайная возможность не только для его страны, но также и для нашего полушария.

Я никогда ничего у него не просил. Никогда не просил о том, чтобы моя Родина, более 40 лет терпящая преступную блокаду, была включена в Соглашение Сан-Хосе; наоборот, я всегда предлагал ему скромное сотрудничество Кубы в любой сфере, где это могло бы быть полезным для Венесуэлы. Инициатива шла полностью от него. Я впервые узнал об этом, когда он публично выступил на эту тему на Саммите Ассоциации карибских государств, проходившем в Доминиканской Республике в апреле 1999 года. Он также выразил желание, чтобы в него были включены некоторые карибские страны, на которые не распространялось это соглашение. Он стал соединительным мостом между Латинской Америкой и достойными карибскими народами, исходя из своего глубокого отождествления с идеями Боливара.

Я сознаю, что мой визит в Венесуэлу стал предметом всевозможных злобных кампаний. Президента Чавеса обвиняют в том, что он хочет подарить нам нефть; что Каракасское соглашение просто предлог, чтобы помочь Кубе. Если бы это было так, он заслужил бы памятник высотой с Эверест, потому что Куба была изолирована, предана, блокирована всеми, за исключением Мексики, правительствами этого полушария, подчиненными Соединенным Штатам, включая правительство Венесуэлы, которым в то время руководил первый президент, конституционно избранный после народного восстания 23 января 1958 года и созыва Патриотической хунты, которая возглавила выборы, прошедшие в том же году. Наш народ, невзирая на блокаду, грязную войну, вторжения наемников и угрозы прямого нападения, с честью защитил свою Родину первый бастион Америки, какой видел ее Марти, когда в канун своей гибели в бою признался, что все, что он делал на протяжении своей плодотворной жизни, было для того, чтобы, ...добившись независимости Кубы, вовремя помешать тому, чтобы Соединенные Штаты захватили Антильские острова и уже оттуда обрушились на земли нашей Америки.

Ни один из тех, кто в Венесуэле обвиняет Чавеса в этих намерениях, никогда не вел сражения против пропитанной духом геноцида попытки убить голодом и болезнями кубинский народ. Они забывают, что когда цены на нефть были слишком низкими и экономическое положение Венесуэлы - критическим, Чавес активизировал и оживил ОПЭК, и в силу принятых ею мер цены менее чем за два года повысились втрое.

Верно то, что нынешняя цена, которую прекрасно выдерживают промышленно развитые и богатые страны, в большей или меньшей степени жестоко бьет по более чем ста странам третьего мира, в то время как доходы Венесуэлы и остальных нефтедобывающих стран значительно повысились. Чавес, со своей стороны, попытался компенсировать это Каракасским соглашением, которое, как вы знаете, предоставляет льготы группе карибских и центральноамериканских стран, с тем чтобы часть цены они выплачивали в кредит, с минимальными процентами и в течение продолжительного срока. Это хороший пример, который должны принять во внимание другие экспортеры нефти.

Те, кто винит его в этой разумной и справедливой акции, которая затрагивает только небольшую часть доходов, получаемых Венесуэлой при нынешних ценах, реагируют чрезвычайно эгоистично и близоруко. Они никоим образом не учитывают, что без поддержки стран третьего мира ОПЕК была бы не в состоянии долго сопротивляться огромному давлению со стороны промышленно развитых и богатых стран, которых раздражает главным образом повышение цен на бензин для своих миллиардов автомобилей и моторизованных транспортных средств.

Их не тревожат проблемы окружающей среды и экономические трудности самых бедных стран.

С другой стороны, также пытаются не замечать, что наша страна с исключительным стоицизмом и железной волей к борьбе выдержала десять страшных лет особого периода. Потеряв свои рынки и источники всех поставок, наша Родина совершила подвиг, не только выстояв, но и располагая сегодня большим числом врачей, учителей, преподавателей, преподавателей физического воспитания и спорта на душу населения, чем какая-либо иная страна мира, и имея другие показатели социального и гуманитарного характера, которые превышают показатели многих промышленно развитых и богатых стран. Ее социальное развитие является примером для многих, причиной для ненависти и бешенства со стороны гегемонической сверхдержавы и безошибочным доказательством того, чего может достичь объединенный и революционный народ, располагающий незначительными ресурсами.

Враги и клеветники также словно бы не замечают, что Куба быстро увеличивает добычу своей нефти и через сравнительно короткий период будет обеспечивать себя нефтью и газом. Содействие, которое окажет ей Венесуэла в области энергетики, поставив передовые технологии для большей добычи и использования нашей нефти, уже само по себе будет неоценимой помощью, и топливо, поставляемое на условиях, установленных в обязательствах, которые мы подпишем, исходя из принципов Каракасского соглашения, будет строгим образом оплачиваться в свободно конвертируемой валюте и в товарах и услугах, которые несомненно будут иметь чрезвычайную ценность для венесуэльского народа.

Наше сотрудничество с Венесуэлой вдохновляется идеалами, которые идут намного дальше простого товарообмена между двумя странами. У нас есть общее сознание необходимости союза латиноамериканских и карибских народов и борьбы за более справедливый всемирный экономический порядок для всех народов. Речь идет не о письменном соглашении, а о задачах, вытекающих из наших действий в Организации Объединенных Наций, в Группе 77, в Движении неприсоединившихся стран и на других важных международных форумах.

В международной политике каждой из обеих стран общность целей красноречиво выражается в отторжении к неолиберальной политике и в намерении бороться за экономическое развитие и социальную справедливость.

Те, кто так усердно лжет, клевещет и стремится подорвать образцовые отношения между обеими странами, затрудняет официальный визит кубинской делегации и искажает смысл экономического сотрудничества между Кубой и Венесуэлой, должны бы объяснить венесуэльскому народу, почему в стране с такими огромными ресурсами, где живет трудолюбивый и умный народ, бедность населения достигает невероятного показателя в почти 80%.

Приведу только некоторые катастрофические примеры.

Согласно источникам ЭКЛА и Сообщества андских государств, бедные секторы, которые десятилетие назад составляли уже 70% населения, восемь лет спустя увеличились до более чем 77%, и внутри них нищета возросла с 30 до 38%. Безработица достигла 15,4%, и неформальный сектор с непостоянной занятостью охватывает уже 52% рабочей силы.

Согласно прежним официальным цифрам, показатель неграмотности был ниже 10%. Сегодня, по оценкам официальных источников венесуэльского Министерства образования, реально неграмотны 20% населения.

50% молодых людей прерывают свое образование по экономическим причинам; 11% - в силу школьной успеваемости; 9% - из-за отсутствия возможностей. Эти цифры дают в целом 70% молодых учащихся.

Только за последний 21 год утечка капиталов из Венесуэлы составила 100 миллиардов долларов это настоящее кровопускание финансовых ресурсов Венесуэлы, необходимых для экономического и социального развития страны.

Эти гнетущие цифры взяты из различных источников и не всегда совпадают. Невозможно включить сюда все бедствия, унаследованные Боливарийской революцией. Однако существует одна цифра, которую невозможно не упомянуть и которая может свидетельствовать о них почти с математической точностью: она связана с детской смертностью чрезвычайно болезненной темой гуманного и социального характера.

По данным ЮНИСЕФ, в 1998 году смертность детей младше одного года составляла в Венесуэле 21,4 на каждую тысячу родившихся живыми; эта цифра повышается до 25, если включить сюда также тех, кто умер до достижения пятилетнего возраста. Сколько венесуэльских детей могло бы остаться в живых, если бы в ходе политического процесса, начатого в 1959 году, почти одновременно с Кубинской революцией, в Венесуэле детская смертность сокращалась темпами и уровнями, достигнутыми Кубой, которая смогла снизить их с оценочных 60 до 6,4 на первом году жизни и с 70 до 8,3 у детей с нуля до пяти лет? Данные показывают, что за этот 40-летний период между 1959 и 1999 годами в Венесуэле умерло 365 510 детей, которые могли бы выжить. На Кубе, при населении, не достигавшем в 1959 году 7 миллионов человек, Революция спасла жизнь сотням тысяч детей в силу сокращения показателей детской смертности, которые сегодня ниже, чем в Соединенных Штатах самой богатой и развитой стране мира. Ни один из этих спасенных детей по достижении 7 лет не остался неграмотным, и десятки тысяч уже являются выпускниками высших учебных заведений или квалифицированными техниками.

Только в 1998 году году, когда завершается злосчастный этап, предшествовавший Боливарийской революции, в Венесуэле умер 7 951 ребенок младше года из тех, что могли бы спастись. Эта цифра повышается до 8 833, если брать возраст от нуля до пяти лет. Я называл во всех случаях точные цифры на основании официальных данных, опубликованных органами Организации Объединенных Наций.

Такое число венесуэльских детей, умерших за один год, выше числа солдат обеих враждовавших сторон, павших в битвах при Бояка, Карабобо, Пичинче, Хунине и Аякучо вместе взятых пяти самых важных и решающих битвах войн за независимость, данных Боливаром, - согласно известным историческим данным, даже притом что победители в своих военных донесениях из тактических соображений завышали цифры вражеских потерь и занижали или скрывали собственные.

Кто убил этих детей? Кого из виновных посадили в тюрьму? Кто был обвинен в геноциде?

Десятки миллиардов долларов, растраченных коррумпированными политиками, представляют собой геноцид, потому что фонды, украденные у государства, убивают бессчетное число детей, подростков и взрослых, умирающих от болезней, которые можно предупредить и излечить.

Подобный политический и социальный порядок, являющийся настоящим геноцидом по отношению к народу, при котором народные протесты подавляются пулями и путем массовых убийств, представляется мировому общественному мнению как модель свободы и демократии.

Утечка капиталов это тоже геноцид. Когда финансовые ресурсы страны третьего мира переводятся в промышленно развитую страну, резервы истощаются, в экономике наступает застой, растет безработица и бедность, самый сильный удар приходится на здравоохранение и народное образование, и это выражается в боли и смерти. Лучше не делать подсчетов: это обходится в больше материальных потерь и человеческих жертв, чем война. И это справедливо? Это демократично? Это гуманно?

Лицо такой модели социального порядка можно увидеть при въезде в большие города нашего полушария, окруженные маргинальными районами, где живут в нечеловеческих условиях десятки миллионов семей. Ничего подобного не происходит на блокированной и оклеветанной Кубе.

Если мне позволят немного поразмыслить или произнести вслух то, что приходит мне в голову, и пусть никто не сочтет это за вмешательство, я бы сказал: я всегда верил, что при эффективной и честной администрации Венесуэла достигла бы за последние 40 лет такого же экономического развития, как Швеция. Нет оправдания бедности и социальным бедствиям, которые отражены в официальных документах и бюллетенях Венесуэлы и в серьезных журналах международных организаций. Те, кто правил ею с тех пор, когда я впервые посетил этот парламент, создали условия для неизбежного возникновения нынешнего революционного процесса. Те, кто мечтает о возвращении потерянных лет, никогда не завоюют вновь доверие народа, если новое поколение лидеров, сегодня руководящих этой страной, сможет объединить силы, сомкнуть ряды и сделать все, что в их власти. Можно ли сделать это в рамках недавно выработанной и принятой конституционной и политической модели? Мой ответ: можно.

Огромный политический и моральный авторитет, проистекающий из того, что Боливарийская революция может сделать для народа, подавил бы политически реакционные силы. Культура и революционные и патриотические ценности, которые сформировались бы благодаря этому у венесуэльского народа, сделали бы невозможным возврат к прошлому.

Стоит задать еще один абсолютно логичный и намного более сложный вопрос: можно ли при рыночной экономике достичь более высокого уровня социальной справедливости, чем тот, который существует сейчас? Я убежденный марксист и социалист. Я думаю, что рыночная экономика порождает несправедливость, эгоизм, потребительство, расточительство и хаос. Необходим минимум планирования экономического развития и первоочередных задач. Но я думаю, что в стране с такими огромными ресурсами, какие имеются в Венесуэле, Боливарийская революция сможет достичь за половину срока 75% того, что Куба - страна блокированная и с неизмеримо меньшими ресурсами, чем Венесуэла, - сумела сделать со времени победы Революции. Это значит, что в силах этого правительства за несколько лет полностью искоренить неграмотность, добиться высококачественного образования для всех детей, подростков и молодежи, высокой общей культуры для большинства населения; гарантировать оптимальную медицинскую помощь всем гражданам, обеспечить работой всю молодежь, покончить с растратами, до минимума сократить преступления и дать приличное жилье всем венесуэльцам.

В рамках рыночной экономики возможно рациональное распределение богатств путем соответствующих налоговых систем. Для этого требуется, чтобы все участники и революционные силы полностью отдавали себя работе. Легко сказать, но на практике это дело чрезвычайно трудное. По моему мнению, в самом ближайшем будущем у Венесуэлы нет иной альтернативы. С другой стороны, не менее 70% ее основных богатств являются собственностью нации. Неолиберализму не хватило времени, чтобы передать все их иностранному капиталу: здесь нет необходимости ничего национализировать.

Период, который мы переживаем и преодолеваем на Кубе, научил нас, сколько вариантов возможно в развитии экономики и в решении проблем. Достаточно, чтобы государство играло свою роль и выдвинуло на первое место интересы страны и народа.

Мы накопили обильный практический опыт того, как делать многое очень малыми средствами и добиваться высокого политического и социального эффекта. Нет препятствий, которые нельзя было бы победить, и проблем, которые нельзя было бы решить.

Чтобы быть объективным, мне остается только добавить, что, по моему мнению, лишь один человек в Венесуэле мог бы сегодня руководить столь сложным процессом это Уго Чавес. Его преднамеренная или случайная смерть покончила бы с этой возможностью, принесла бы хаос. И несомненно, он - я его постепенно узнаю ничем не способствует собственной безопасности; он упрямо отказывается принимать минимум соответствующих мер в этом плане. Вы, его друзья и народ, помогите ему, убедите его. Пусть у вас не будет ни малейшего сомнения в том, что его внутренние и внешние противники попытаются его убрать. Это говорит вам тот, кто накопил необычный опыт: был объектом шестисот с лишним более или менее разработанных заговоров, чтобы уничтожить меня физически. Настоящий олимпийский рекорд!

Я знаю их достаточно хорошо, знаю, как они думают и как действуют. Эта поездка в Венесуэлу не исключение. Знаю, что еще раз они лелеяли мысль найти какую-либо возможность осуществить свои терпевшие провал планы. В сущности, это неважно. В противоположность тому, что происходит сейчас с процессом в Венесуэле, на Кубе всегда был и всегда будет кто-нибудь, даже многие, способные выполнять мою задачу. Кроме того, я прожил много счастливых лет борьбы; видел, как осуществилась большая часть моих мечтаний. Я не Чавес молодой, полный жизни лидер, которому еще предстоит выполнить большие задачи. Вот он должен себя беречь.

Я сдержал свое слово: говорил с вами с полной откровенностью, без жеманства и чрезмерной дипломатичности, как друг, как брат, как кубинец, как венесуэлец.

Глубоко благодарю вас за ваше великодушное внимание.

Всегда до победы!