Выступление Президента Республики Куба Фиделя Кастро Руса на Открытой трибуне Революции в память 25-ой годовщины со дня преступления в Барбадосе, состоявшейся на Площади Революции 6-ого октября 2001 года.

 

Соотечественники!

История в своей прихотливости шествует странными лабиринтами. 25 лет назад на этой же площади мы провожали несколько гробов, хранивших мелкие части человеческих тел и личные вещи некоторых из 57 кубинцев, 11 гайанцев, в большинстве своем учившихся на Кубе, и 5 корейских сотрудников из сферы культуры, которые погибли в результате зверского, невероятного акта терроризма. Особенно потрясала смерть молодежной команды по фехтованию, всей целиком, и мужской, и женской, которая возвращалась, завоевав все золотые медали на центральноамериканском чемпионате.

Миллион соотечественников, столько сколько сегодня, со слезами на глазах и часто катившимися по щекам, попрощались скорее символично, чем реально с нашими братьями, тела которых покоились на дне океана.

Никто, за исключением группы дружественно настроенных деятелей и организаций, не разделил нашу скорбь; мир не был потрясен, не было ни серьезных политических кризисов, ни заседаний в ООН, ни неминуемой угрозы войны.

Наверно, мало кто в мире понял страшное значение этого факта. Какую важность мог бы иметь взрыв в воздухе кубинского гражданского самолета с 73 людьми на борту? Это представлялось чем-то обычным. Разве не погибли уже тысячи кубинцев при взрыве судна Ля Кубр, в Эскамбрае, на Плайа Хироне и в результате сотен террористических актов, пиратских атак и других подобных действий? Кто мог бы обратить внимание на обличения маленькой страны? Казалось, хватало простого опровержения могущественного соседа и его средств массовой информации, которыми он наводнял мир, чтобы забыть об этом деле.

Кто мог бы предсказать, что почти ровно 25 лет спустя мир вот-вот окажется на пороге войны, имеющей непредсказуемые последствия, в результате столь же отвратительной террористической атаки, которая будет стоить жизни тысячам невинных людей в Соединенных Штатах? Если в тот раз, словно печальное предзнаменование, погибли невинные граждане нескольких стран, то теперь умрут люди 86 национальностей.

Тогда, как и сейчас, почти что не было останков жертв. В Барбадосе не нашли ни единого трупа; в Нью-Йорке только несколько, и не все удалось опознать. В обоих случаях родственники испытали чувство огромной пустоты и бесконечной скорби; зверское преступление причинило и одному, и другому народу невыносимую боль и вызвало глубокое возмущение. Речь шла не о несчастном случае, механической погрешности или человеческой ошибке; то были деяния преднамеренные, хладнокровно задуманные и совершенные.

Однако между чудовищным преступлением в Барбадосе и невероятным и зловещим террористическим нападением на американский народ были некоторые различия: в Соединенных Штатах то было делом рук фанатиков, готовых погибнуть вместе со своими жертвами; в Барбадосе делом рук наемников, которым не грозила ни малейшая опасность. Очевидно, что главной задачей первых было не убийство пассажиров; они угнали самолеты, чтобы направить их на башни и на здание Пентагона, и их ничуть не беспокоила смерть летевших с ними невинных людей; в Барбадосе главной задачей наемников было убить пассажиров. В обоих случаях муки пассажиров в последние минуты их жизни, особенно пассажиров четвертого самолета, угнанного в Соединенных Штатах, которые уже знали о том, что произошло в Нью-Йорке и в Вашингтоне, были наверное неописуемыми, так же, как муки членов экипажа и пассажиров во время отчаянной попытки кубинского самолета вернуться на землю, когда это оказалось уже невозможным. Также в обоих случаях надо отдать должное их мужеству и решимости: в Барбадосе судя по записанным голосам членов кубинского экипажа; в Соединенных Штатах судя по поступившим из этой страны сообщениям о поведении пассажиров.

От жутких фактов в Нью-Йорке остались потрясающие кадры; от взрыва самолета в Барбадосе и его падения в море не осталось и не могло остаться ни единого снимка; остались только записи драматических переговоров между членами экипажа раненого насмерть самолета и диспетчерской вышкой аэропорта Барбадоса.

Впервые в истории Латинской Америки произошел подобный акт, подготовленный из-за рубежа.

Систематически использовать в политической сфере подобные жестокие и страшные действия и методы в нашем полушарии начали именно против нашей страны. Этому предшествовали с 1959 года другие акции, столь же абсурдные и безответственные: угон и отклонение с курса находившихся в воздухе самолетов - явление, которое в мире до тех пор практически было неизвестно.

Первым подобным фактом стал угон 16 апреля 1959 года пассажирского самолета DC-3, совершавшего рейс из Гаваны на остров Хувентуд, несколькими бывшими членами репрессивных сил батистовской тирании, которые заставили пилота сойти с курса и направиться в Майами. Не прошло еще и четырех месяцев с победы Революции. Этот факт остался безнаказанным.

В период с 1959 по 1996 годы было угнано в целом 50 кубинских самолетов, и почти все они без исключения были направлены в Соединенные Штаты. Многие из этих угнанных самолетов никогда не были возвращены Кубе. Не мало пилотов, охранников и других лиц было убито или ранено. Несколько самолетов было уничтожено или серьезно повреждено в ходе несостоявшихся угонов.

В результате угон самолетов в воздухе быстро распространился и на Соединенные Штаты, где, по самым разным причинам, люди в своем огромном большинстве неуравновешенные, авантюристы или уголовные преступники как американского, так и латиноамериканского происхождения начали захватывать самолеты при помощи огнестрельного оружия, ножей, коктейлей молотов, а нередко и просто бутылки с водой, выдаваемой за бензин, которым угрожали поджечь самолеты.

Благодаря усилиям наших властей, при посадке не произошло ни единой аварии, пассажирам всегда оказывали должное внимание, и их сразу же возвращали обратно.

Большая часть захватов и угонов кубинских самолетов приходится на 1959-1973 годы. Во избежание катастрофы в Соединенных Штатах или на Кубе, поскольку даже были угонщики, которые, уже захватив самолет, угрожали направить его на атомную электростанцию в Оак-Ридж в случае, если не будут удовлетворены определенные требования, кубинское правительство взяло на себя инициативу и предложило правительству Соединенных Штатов - где президентом в то время был Ричард Никсон, а госсекретарем Уильям Роджерс, - заключить соглашение, касающееся угона самолетов и пиратских действий в отношении морских судов. Предложение было принято, началась срочная подготовка соглашения, которое было подписано представителями обоих правительств 16 февраля 1973 года, после чего оно сразу же было опубликовано в прессе нашей страны, получив широкую огласку.

В этом разумном и хорошо составленном соглашении определялись строгие меры наказания для угонщиков самолетов и морских судов. Это было фактором сдерживания. Начиная с того момента случаи угона кубинских самолетов значительно уменьшились, и в течение более чем 10 лет в нашей стране имели место лишь неудачные попытки.

Этому образцовому и эффективному соглашению был нанесен сокрушительный удар жестоким террористическим актом взрывом в воздухе кубинского самолета. Вследствие столь неслыханной акции и с учетом того, что это событие произошло в разгар новой волны террористической кампании против Кубы, идущей с конца 1975 года, кубинское правительство, выполняя положения соглашения, денонсировало его, хотя сохранило предусмотренные в нем меры в случаях угона американских самолетов, в том числе - применение суровых санкций, которые, согласно этому соглашению, были увеличены вплоть до 20-летнего тюремного заключения. Еще до принятия соглашения кубинские суды применяли санкции, предусмотренные нашим Уголовным кодексом в отношении угона самолетов, хотя они были менее суровыми.

Невзирая на строгое применение санкций, продолжали происходить случаи угона американских самолетов, которые направляли затем в нашу страну. После соответствующего предварительного предупреждения кубинское правительство вернуло в Соединенные Штаты двух угонщиков и отдало их в распоряжение властей этой страны.

В период с сентября 1968 года по декабрь 1984 года было зарегистрировано 71 случай угона самолетов, направленных в нашу страну. Следует указать, что 69 участников этих акций были осуждены и приговорены к лишению свободы на сроки от 3 до 5 лет; позже, после принятия соглашения в 1973 году, сроки наказания увеличились от 10 до 20 лет.

В результате мер, принятых Кубой, уже 17 лет не было ни одного захвата американского самолета и угона его на Кубу.

Однако, каким было отношение правительств Соединенных Штатов? С 1959 года и по сей день американские власти не наказали ни одного из сотен человек, угнавших в эту страну десятки кубинских самолетов, даже тех, которые при угоне совершали убийства.

Нельзя себе представить большего отсутствия элементарной взаимности, большего стимула к угону самолетов и морских судов. Эта негибкая, без единого исключения, политика, сохранялась и все еще сохраняется в течение более 42 лет.

Главные лидеры террористических групп, казалось бы, соблюдали конструктивное соглашение между правительствами Кубы и Соединенных Штатов об угоне самолетов и морских судов, результаты которого сказались немедленно. Кое-кто из них сотрудничал или активно участвовал в организации нерегулярной войны с использованием вооруженных банд, которые в определенные моменты действовали во всех бывших шести провинциях страны. Большинство из них вербовалось правительством Соединенных Штатов в дни нападения на Плая-Хирон, Карибского кризиса и в последующие годы для участия во всевозможных насильственных действиях, особенно для совершения покушений и терактов, не обходивших ни одной сферы экономической и общественной жизни, не исключавших никакого средства, никакого метода, никакого вида оружия.

Они прошли через всевозможные учреждения, школы и тренировочные лагеря, в одних случаях для подготовки, в других - чтобы быть при деле.

Вследствие таких драматических событий как убийство Кеннеди, были начаты важные расследования - одно из них, проведенное комиссией сената Соединенных Штатов, - которые привели к созданию неловких ситуаций и к большим скандалам, заставили изменить тактику, но реально никогда ничего не изменили в политике по отношению к Кубе. Поэтому после периодов относительного спокойствия возникали новые волны терроризма.

Так было в конце 1975 года. 20 ноября того года комиссия Черча представила свой знаменитый отчет о планах покушений на руководителей Кубы и других стран. Центральное разведывательное управление не могло более брать на себя непосредственную ответственность за планы покушений и теракты против Кубы. Выход был прост: самые надежные и наиболее подготовленные террористы должны были выступать теперь в виде независимых групп, которые действовали бы самостоятельно и под собственную ответственность. И вот так вдруг появляется странная координационная организация под названием КОРУ, составленная из главных террористических групп, которые, как правило, враждовали между собой, борясь за ведущую роль и отстаивая свои интересы. Прокатывается мощная волна подобных акций. Чтобы упомянуть некоторые из многочисленных и крупных терактов, имевших место на этом новом этапе, могу отметить, что только за четыре месяца произошли следующие.

Как видите, это настоящая война. Несколько атак нацелены на воздушные линии.

Газета Нью-Йорк Таймс и журнал ЮС Ньюс энд Уорлд Рипорт, два из самых престижных печатных органов Соединенных Штатов, расценили это как новую волну терроризма против Кубы.

Группы, входившие в КОРУ которые начали действовать с первых месяцев 1976 года, хотя формально организация образовалась только в июне того же года, - делали в Соединенных Штатах публичные заявления, беря на себя ответственность за каждый из совершенных ими актов. Они посылали военные сводки как они их называли из Коста-Рики в майамскую прессу. Один из их печатных органов опубликовал в августе месяце статью именно под таким названием: Военная сводка, в которой рассказывалось о разрушении здания одного кубинского посольства в Колумбии. То был день, когда там без колебаний была опубликована ключевая информация, подписанная пятью террористическими группами, входившими в КОРУ: Очень скоро мы начнем атаковать самолеты в воздухе.

Чтобы наносить удары, террористы из КОРУ без препиятствий использовали в качестве основных операционных баз территории Соединенных Штатов, Пуэрто-Рико, Никарагуа при Сомосе и Чили при Пиночете.

Оставалось менее восьми недель до уничтожения в воздухе самолета над Барбадосом с 73 человеками на борту.

Эрнан Рикардо и Фредди Луго два венесуэльских наемника, установивших бомбу на участке из Тринидада и Тобаго до Барбадоса и там покинувших самолет, - вернулись в Тринидад, были арестованы и немедленно сознались в своем участии.

Как заявил начальник полиции Барбадоса на заседании следственной комиссии, Рикардо и Луго признались, что работали на ЦРУ. Он добавил, что Рикардо показал карточку сотрудника ЦРУ и другую, в которой объяснялись правила пользования пластичной взрывчаткой С-4.

24 октября 1976 года газета Нью-Йорк Таймс прокомментировала, что террористы, начавшие волну покушений в семи странах в два последних года, были продуктами и инструментами ЦРУ.

Газета Вашингон Пост указала, что доказанные контакты с посольством Соединенных Штатов в Венесуэле заставляют усомниться в заявлении, сделанном 15 октября госсекретарем Соединенных Штатов Генри Киссинджером в том смысле, чтоникто, связанный с американским правительством, не имел ничего общего с диверсией на кубинском самолете.

Корреспондент мексиканской газеты Эксельсиор писал тогда из Порт-оф-Спейн, что в результате признания Эрнана Рикардо Лосано венесуэльца, задержанного здесь в Тринидаде - в том, что он несет ответственность за диверсию на самолете авиалинии Кубана, который разбился у берегов Барбадоса с 73 человеками на борту, будет вот-вот раскрыта крупная антикастровская террористическая сеть, каким-то образом связанная с ЦРУ.

Газета Монд указала, что были общеизвестны связи ЦРУ с террористическими группами кубинского происхождения, действовавшими на американской земле.

Многие из самых серьезных органов международной печати высказывались в том же смысле.

Луис Посада Каррилес и Орландо Бош авторы террористического преступления, связанные с ЦРУ с 1960 года, арестованы и отданы под суд, начинается пристрастный, полный нарушений процесс, идущий под огромным давлением. Венесуэльский судья Делия Эстаба Морено начала против них судебный процесс по обвинению в убийстве, изготовлении и использовании огнестрельного оружия и изготовлении и ношении фальшивых документов. Ее достойное поведение вызвало яростную реакцию политической ультраправой кубино-венесуэлской мафии.

Председатель военного суда генерал Элио Гарсиа Барриос сохранял твердую и решительную позицию, благодаря чему обоим террористам пришлось провести в заключении несколько лет. Террористическая мафия в Майами отомстила ему, застрелив в 1983 году одного из его сыновей.

Посаду спас Кубино-американский национальный фонд, пославший через Панаму 50 тысяч долларов, чтобы оплатить его побег; он сбегает из тюрьмы 18 августа 1985 года. Несколько часов спустя он уже в Сальвадоре. Там сразу по прибытии его посетили главные лидеры Фонда. То были дни грязной войны в Никарагуа. Немедленно он начинает выполнять важные задания под руководством Белого дома по поставке воздушным путем оружия и взрывчатки контрреволюционным бандам в Никарагуа.

Холодная цифра - 73 невинных человека, убитых в Барбадосе, - не передает всего смысла и масштаба трагедии.

Наверняка американцы поймут это лучше, сравнивая население Кубы 25 лет назад с населением Соединенных Штатов на 11 сентября 2001 года. Смерть 73 человек во взорвавшемся в воздухе кубинском самолете была бы для народа Соединенных Штатов равнозначна тому, если бы в результате террористического заговора семь самолетов американских авиакомпаний с более чем 300 пассажирами каждый взорвались во время полета в тот же день, в тот же час.

Если пойдем немного дальше и учтем, что более чем за 42 года вследствие актов агрессии, включая нападение на Плая-Хирон и все теракты, совершенные против Кубы и задуманные в Соединенных Штатах, погибло 3 478 кубинцев, это то же самое, если бы в той стране погибло 88 434 человека - число, равное числу американцев, павших в корейской и вьетнамской войнах вместе взятых.

Все, о чем я здесь говорю, вызвано не чувством ненависти или злопамятством. Я понимаю, что американские чиновники и слышать не желают об этих обременительных вопросах. Они говорят, что надо смотреть вперед.

Нужно быть слепым, чтобы не оглянуться назад и не посмотреть, в чем были ошибки, которые не должны повторяться, в чем причина больших человеческих трагедий, войн и других бедствий, которых - кто знает - можно было бы избежать. Ни в одной части планеты не должны погибать невинные люди.

Мы созвали этот грандиозный митинг против терроризма в честь и в память наших братьев, погибших в Барбадосе 25 лет назад, но это также и выражение солидарности с тысячами невинных людей, погибших в Нью-Йорке и Вашингтоне, и осуждение зверского преступления, совершенного против них, это поиски путей, которые ведут к реальному и прочному искоренению терроризма, к миру, а не к кровавой и нескончаемой войне.

Я глубоко уверен, что отношения между террористическими антикубинскими группами, созданными в Соединенных Штатах в первые 15 лет Революции, и властями этой страны никогда не прерывались. В такой день, как сегодня, мы имеем право задаться вопросом: какие меры будут приняты в отношении Посады Каррилеса и Орландо Боша - ответственных за чудовищный террористический акт, совершенный в Барбадосе, - и в отношении тех, кто планировал и финансировал операции по установке взрывных устройств в отелях столицы и попытки покушения на руководителей Кубы, которые не прекращались ни на минуту в течение более 40 лет.

Это не так уж много - просить, чтобы свершился суд над профессионалами терроризма, которые с территории самих Соединенных Штатов не прекращали применять свои подлые методы против нашего народа, чтобы посеять страх и подорвать экономику преследуемой и блокированной страны, с территории которой никогда не было послано ни одного взрывного устройства, даже ни грамма взрывчатки, чтобы взорвать ее в Соединенных Штатах. Никогда ни один американец не был убит или ранен, ни одному сооружению, большому или малому, на территории этой огромной богатой страны, не был причинен ни малейший материальный ущерб каким-либо действием, предпринятым с Кубы.

В борьбе против терроризма в мировом масштабе, в которой мы обязались принять участие вместе с Организацией Объединенных Наций и остальным международным сообществом, нас поддерживает весь необходимый моральный авторитет и право требовать прекращения терроризма против Кубы. Экономическая война, от которой страдает наш народ в течение более 40 лет - этот жестокий акт геноцида, - также должна быть прекращена.

Наши братья, погибшие в Барбадосе, теперь уже не только павшие герои; они стали символами в сражении против терроризма и сегодня высятся как гиганты в этой исторической борьбе за то, чтобы стереть с лица земли терроризм - отвратительный метод, причинивший столько вреда и страданий их стране, самым близким людям и их народу, народу, который уже вписал не виданные доселе страницы в анналы своей Родины и своей эпохи.

Они не напрасно пожертвовали жизнью. Несправедливость уже дрожит перед сильным и мужественным народом, который 25 лет назад плакал от негодования и боли, а сегодня, вспоминая их, плачет от волнения, от надежды и гордости.

История в своей прихотливости захотела, чтобы это было так.

Соотечественники!

От имени павших героев Барбадоса:

Социализм или смерть!

Родина или смерть!

Мы победим!