Выступление Президента Республики Куба Фиделя Кастро Руса на акте, посвященном открытию Экспериментальной школы Хосе Марти в Абана-Вьеха 6 сентября 2002 года

Дорогие преподаватели и учащиеся Экспериментальной школы Хосе Марти!

Соотечественники!

По всеобщему мнению, даже подтвержденному международными организациями, связанными с образованием, положение с неполным средним образованием в мире катастрофическое. Я разделяю это мнение и безо всяких колебаний изложу свою точку зрения по этому вопросу, включая ситуацию на Кубе.

Традиционная система преподавания в неполной средней школе, унаследованная от Запада и созданная для узкого элитарного круга, абсолютно не отвечает качеству и требованиям образования поголовно всех детей и подростков.

Одна из мер, которая наиболее способствовала успеху начального образования на Кубе, заключалась в том, что учитель вел одну и ту же группу детей, обучая и воспитывая их, с первого до четвертого класса. В пятом и шестом классе эту задачу выполняют двое учителей, которые также ведут своих учеников вплоть до окончания ими начальной школы.

Когда ребенок переходит в неполную среднюю школу, включающую седьмой, восьмой и девятый классы, в его жизни происходят радикальные и резкие перемены. При нынешней системе, когда один преподаватель-предметник проводит занятия во многих классах, где могут быть сотни учеников, никто не несет особой ответственности; преподаватель не знает и не может знать каждого ребенка, его поведения в целом, его характера, темперамента, личных проблем, трудностей в семье, он также не может установить отношения с родителями ребенка или его опекунами, что обеспечило бы поддержку с их стороны работе школы и общему образованию ребенка. Ученик, в зависимости от класса, попадает в руки 11, 12 или даже 13 различных учителей. В течение недели они в любой день преподают свой предмет в четырех, пяти, а иногда даже 10 классах по 30-40 учеников, в среднем двумстам-тремстам детям, имена которых им трудно запомнить, каким бы блестящим и способным ни был преподаватель. Это нечто, не имеющее ничего общего с воспитанием; в любом случае, речь идет лишь о примитивном, неэффективном и сложном методе преподавания.

Я часто спрашиваю себя, может ли преподаватель в таких условиях действительно прочесть и полностью проанализировать экзаменационные или письменные работы, написанные нечетким почерком 200 или более подростков. Метод превращает учащихся в стада детей, которые кочуют от одного преподавателя к другому, и никто не может связать воедино их знания, упрочить их культуру и их моральные ценности. В этом раннем возрасте ученики испытывают различное обращение и слышат разные, а порой и противоречивые точки зрения своих преподавателей. Какие бы усилия ни прикладывали директора, классные воспитатели и руководящий персонал, это отнюдь не идеальный способ воспитания 12-летнего подростка, который вступает в решающий и необратимый этап своей жизни и формирования своей личности.

Применение такого метода на практике чревато непреодолимыми трудностями. Число преподавателей растет. Если кто-нибудь из них болеет или по любой иной уважительной причине не может проводить занятия, это затрагивает 200 или более учеников. По этой и другим подобным причинам теряются бессчетные учебные часы.

Сверхспециализация образования в столь раннем возрасте абсурдна и не нужна. Сформировать высококвалифицированного преподавателя по каждому предмету требует несчетного времени и средств, которыми не располагает огромное большинство народов мира. Очень мало из своих глубоких знаний по любому научному или гуманитарному предмету сможет он передать своим ученикам, несмотря на изнуряющие и самоотверженные усилия, которые подразумевает ведение уроков в течение нескольких часов в день в различных классных коллективах. С другой стороны, тут возникает непреодолимое препятствие: как располагать таким количеством столь разных специалистов. Если в средней школе надо преподавать 25 тысячам подростков 10 предметов, то необходимо иметь 1 000 учителей, в среднем 100 по каждому предмету, в случае если частота их уроков в неделю более или менее одинакова. Однако эта частота не может быть одинаковой, что делает более сложным выполнение учебного плана и определение точного числа преподавателей по каждому предмету. На Кубе самыми решающими предметами, на которые отводится больше всего часов в неделю и учителей по которым больше всего не хватает, являются математика и испанский язык, к чему добавляются учителя по таким важным предметам как история, физика и английский язык.

Когда юноши и девушки, заканчивающие полную среднюю школу, решают поступать в педагогические институты, каждый, естественно, отдает предпочтение тому или иному предмету. Одни предметы намного более популярны, чем другие. Из каждой тысячи может быть только 30 человек, которые выбирают математику и компьютерное дело, 140 географию, 55 - испанский язык и литературу, 35 историю и 110 биологию. Логично, что никого нельзя заставить силой быть преподавателем того или иного предмета. Никогда выбранные предметы и число выпускников не совпадут в точности с числом необходимых преподавателей для большой массы учащихся неполной средней школы. Одна уважаемая и самоотверженная учительница рассказала мне, что в течение ряда лет она одна должна была преподавать Древнюю историю 500 ученикам средней школы. Не было ни одного другого преподавателя, чтобы вести этот предмет.

Таким образом, возникает то, что является главным бичом на этой образовательной ступени: нехватка учителей по многим предметам, мучительные поиски помощников среди студентов университета, чтобы те давали час или несколько часов в неделю по тем предметам, по которым не хватает специалистов-предметников, почти постоянное использование студентов педагогических институтов, призывы к добровольцам из числа специалистов с университетским образованием, подмены или составление расписаний, которые приноравливались бы к нехватке учителей. По причине нехватки преподавателей-предметников школы вынуждены составлять далеко не самые удачные расписания. Невозможно таким образом разработать подлинно действенные программы обучения и воспитания на этой образовательной ступени, столь жизненно важной для профессиональных качеств и будущего учеников, охватывающих в нашей стране почти сто процентов подростков.

В конкретном случае нашей столицы, подробно анализируя положение со средним образованием, мы сталкиваемся с тем, что число классных помещений значительно ниже числа классов, существующих на этой ступени, и эти помещения используются различными классами, что еще более усложняет расписание занятий в каждом из них. Одни используют классные помещения рано утром, другие начинают использовать их после полудня. Свободные помещения используются то под лаборатории, то для других целей. На деле из восьми часов, положенных по программе, удается дать только шесть. Положение на этой ступени осложняется еще одним обстоятельством. За небольшим исключением, ученики средней школы, в отличие от подавляющего большинства учеников начальных классов, не имеют школьных столовых. Они должны идти домой или покупать обед где-нибудь в другом месте. Дети семей с более скромным достатком, кого родители, находясь на работе или по другим причинам, не могут обслуживать в это время, вынуждены, чтобы подогреть или приготовить себе еду, использовать газовые или керосиновые плитки, рискуя тем, что может произойти несчастный случай. Другие идут в дома живущих поблизости друзей. Потом они опаздывают в школу, а часто вообще не возвращаются на послеобеденные уроки, утрачивается контроль за учениками в ущерб их образованию, дисциплине и поведению. Число тех, кто не посещает дополнительные часы занятий, может достичь 30 процентов. Этого обычно не происходит в поселках и небольших и средних городах страны.

С другой стороны, по всей стране сотни тысяч учеников неполной и полной средней школы живут в интернатах в учебных заведениях, бесплатно пользуясь всеми услугами. Трудности сосредоточены в основном в Гаване, и отсюда мы в условиях особого периода и блокады начали решать проблему со средним образованием.

Мы пришли к определенным заключениям и к тому, что надо принять определенные меры, однако сначала надо было подвергнуть их быстрой, но тщательной проверке. В качестве первого шага мы попросили принести нам учебники седьмого, восьмого и девятого классов. Мы хотели проверить, понимаем ли их мы сами, способны ли объяснить эти предметы, несмотря на годы, прошедшие с тех пор, когда мы учили и сдавали их, и на бесспорные новые элементы, внесенные педагогическими науками. Это замечательные тексты, независимо от того, что их можно и нужно усовершенствовать.

Однажды я попросил высокое должностное лицо Министерства просвещения сказать мне со всей честностью, какой процент содержания этих учебников преподается школьникам столицы. И он ответил мне совершенно искренне: Сорок пять процентов. Другие лица, с которыми я говорил по этому вопросу, сказали мне с явным скептицизмом, что, по их мнению, не более трети.

Мы пришли к выводу, что молодой человек, только что окончивший 12 классов, что давало ему право поступить в университет, может прекрасно освоить и передать другим эти знания.

Так возник амбициозный план подготовки комплексных преподавателей среднего образования, и мы решили проверить его с помощью избранной и полной энтузиазма группы университетских преподавателей и педагогов с большим опытом. В начале лета 2001 года Союз коммунистической молодежи и Федерация учащихся средних учебных заведений обратились к молодежи с призывом, чтобы набрать 100 добровольцев, только что окончивших полную среднюю школу. В силу их огромной настойчивости было невозможно не включить в их число чуть больше. Полностью проникнувшись важностью своей задачи, они первого августа 2001 года начали программу интенсивного обучения, занимаясь утром, после обеда, вечером, а иногда и ночью шесть дней в неделю и живя в интернате в помещении Школы социальных работников в Кохимаре, муниципия Абана-дель-Эсте. То был период каникул, самый жаркий месяц года. Этот отклик и решимость вызвали у нас такое восхищение, что мы с тех пор называем их Отважными, и так будут зваться тысячи, которые уже сейчас следуют их примеру.

В сущности, им надо было актуализировать и повысить свои знания, чтобы хорошо владеть предметами, входящими в программу трех лет неполной средней школы, за исключением английского языка и физического воспитания, приобрести элементарные методы и навыки преподавания этих предметов и быть готовыми вести уроки в средней школе, одновременно продолжая свою учебу в педагогических институтах.

Было восстановлено и отремонтировано пустовавшее здание полной средней школы в поле, находившееся вблизи от Каймито, провинция Гавана. В декабре прошлого года 360 учеников-добровольцев неполных средних школ в Ла-Лисе, Марианао и Пласа-де-ла-Революсьон, учившиеся в седьмом, восьмом и девятом классах, с разрешения своих родителей перешли в школу, которая носила и все еще с честью носит имя Юрий Гагарин. Их разделили по классам из 15 учеников, так что на каждом из трех годов обучения в неполной средней школе стало по 8 классов. Логично, что самым трудным для Отважных был девятый класс. Многие прежде всего попросили направить их в эти классы. Их энтузиазм и моральный дух достойны восхищения.

Каждый из Отважных взял на себя класс из 15 учеников, и 6 оставались в резерве на все 24 класса. Остальные 89 выпускников продолжали учебу и приобретали опыт в самой школе Гагарин, где проходил эксперимент, под наблюдением целой бригады выдающихся педагогов, которые их подготовили.

Несколько недель спустя эти остальные ученики были направлены в различные средние школы муниципий Марианао, Ла-Лиса и Пласа-де-ла-Революсьон, в которых они взяли под свою ответственность группы из 15 учеников седьмого, восьмого и девятого классов, учившихся по традиционному методу с преподавателями-предметниками. В каждом случае поддерживались систематические контакты с родителями учеников, участвовавших в эксперименте. Перемены, происшедшие с учениками, были налицо, повысился их интерес к занятиям, прилежание и академические результаты, которые значительно превышали средние показатели по стране, и семьи этих учеников были чрезвычайно довольны.

98,2 процента учащихся школы Гагарин завершили учебный год с удовлетворительными оценками, особенно выделились они именно в девятых классах, которые окончили сто процентов учеников. Это доказало, что формирование комплексного преподавателя неполной средней школы возможно. Год за годом каждый из этих юношей и девушек, выполняя свою ежедневную задачу и одновременно занимаясь в педагогических институтах, проходя постоянную практику, будет достигать высокого профессионального уровня, что, по нашему мнению, представляет собой единственное решение проблемы с серьезным дефицитом преподавателей на этой ступени.

Согласно новой концепции, каждый комплексный преподаватель будет воспитывать только 15 подростков и пройдет вместе со своими учениками с седьмого до девятого класса; он будет другом, советником и воспитателем каждого из них; будет поддерживать тесный и систематический контакт с их родителями, информировать их и просить их содействия. Аудиовизуальные средства и компьютерные лаборатории улучшат существующее положение, хотя какое-то время еще продлится нехватка классных помещений и преподавателей, пока будут создаваться новые учебные здания и формироваться новыми путями необходимый состав преподавателей.

Вследствие достигнутых успехов и намерения совершенствовать данную концепцию родилась мысль превратить эту историческую школу, где учились Хулио Антонио Мелья и другие видные кубинские революционеры, школу, которая расположена между муниципиями Абана-Вьеха и Сентро-Абана - двумя районами, где живут столичные семьи со скромным достатком, - в Экспериментальную школу Хосе Марти, где будет продолжаться изучение опыта и результатов, полученных в школе Гагарин и в средних школах столицы.

Реально то, что хотя идеальным было бы иметь в классе не более 15 учащихся, наличие больших классных помещений, куда могут поместиться 30 и даже 45 учеников, и общая нехватка этих помещений заставляют нас искать альтернативы и экспериментировать с классами по 30 и даже по 45 учеников соответственно с двумя или тремя преподавателями, хотя всегда следуя принципу, что один преподаватель будет специфически заниматься с 15 учениками внутри больших классов. К этому надо добавить правило, чтобы каждый из преподавателей был в состоянии вести любой предмет и должен был делать это в соответствии с главнейшим принципом комплексного преподавания. Никогда ни один ученик не останется без единого предмета.

Экспериментальная школа Хосе Марти начнет курс со следующими классами:

6 классов по 15 учеников седьмого года обучения с одним преподавателем из Отважных на класс;

10 классов по 30 учеников седьмого года обучения с двумя преподавателями из Отважных на класс;

7 классов по 45 учеников восьмого года обучения с тремя преподавателями из Отважных на класс;

1 класс по 15 учеников девятого года обучения с одним преподавателем из Отважных;

10 классов по 45 учеников девятого года обучения с десятью нынешними преподавателями этой школы, которые будут вести по 4 предмета или более.

Очень приятно сообщить, что 95,9 процентов преподавателей неполных средних школ страны, ведущих один предмет, предложили вести занятия по двум или трем предметам. Другие проявили готовность преподавать все предметы, что полностью возможно с учетом знаний, опыта и высокой культуры наших самоотверженных преподавателей неполной средней школы. Это уже само по себе почти ликвидирует дефицит в рамках нынешней системы и улучшает положение средних школ.

Поскольку одна из проблем системы сверхспециализированного обучения заключается в том, что учителя, проработав последовательно во многих классах по 30-40 или более учеников, обычно кончают работу вымотанными, предложенная нами система объективно пойдет на пользу и освободит от тяжкого бремени нынешних преподавателей этой ступени, помимо того, что многие из них смогут перейти на преподавание в полных средних школах и даже в университетах, число которых увеличивается, как мы уже говорили, по всей стране.

Эта школа, носящая славное имя Хосе Марти, имеет еще и дополнительное преимущество: сто процентов учеников будут обедать в самой школе, и их питание будет по качеству соответствовать тому, какое получают специальные школы интенсивного обучения, недавно созданные Революцией как важные экспериментальные центры.

Убежденные в высокой целесообразности формирования в срочном порядке преподавателей средней школы на основе осуществленного эксперимента и в силу огромного, раздражающего дефицита, возникшего в рамках системы, скопированной с Запада, вечером 9 сентября в школе Сальвадор Альенде мы отметим открытие курса срочной подготовки преподавателей средней школы, где будет 4 500 учеников, отобранных по всей стране из числа молодежи, только что закончившей полную среднюю школу, и каждый год туда будут поступать тысячи юношей и девушек, чтобы изучать эту благородную профессию под руководством 400 видных педагогов, также собранных со всей Кубы.

С другой стороны, педагогические институты будут готовить ежегодно около 3 тысяч преподавателей. Среднее образование быстро и радикально изменится. Если в начальной школе будет по 20 учеников на класс, то в средней преподаватель будет непосредственно работать с 15 учениками.

Однако общее число преподавателей, когда они начнут вести почти все предметы, едва ли увеличится. Тридцать тысяч учителей, включая резерв, смогут вести занятия более чем с 350 тысячами учеников. Следует принимать во внимание, что дополнительно Образовательный канал телевидения уже играет важную и все растущую роль, являясь помощником на всех ступенях обучения.

Остается глубоко проанализировать проблемы полного среднего образования. На этой ступени не представляется возможным обойтись без специализации. В этом возрасте личность и характер юношей и девушек уже более сформированы. Но необходимо стремиться к максимально высокому качеству и искать новые формы, чтобы обеспечить развитие сознания, общую культуру для всех, связи школа-семья и дифференцированный подход к каждому ученику.

Ничто уже не остановит неудержимого шествия кубинского народа к достижению общей культуры для всех и к тому, чтобы занять высшее место в образовании и культуре среди всех народов мира!

Да здравствует социализм, который позволил осуществить эту грандиозную мечту в стране третьего мира!

Родина или смерть!

Мы победим!