Выступление президента Республики Куба Фиделя Кастро на тему современного мирового кризиса при вступлении на свой пост. Гавана, 6-ое марта 2003 года.

Товарищи депутаты!

Уважаемые гости!

Дорогие соотечественники!

Мы только что облетели мир, совершив путешествие, в котором не знали ни минуты отдыха или передышки. Это было необходимо. 24-го и 25-го в Куала-Лумпуре, Малайзия, проходил важный саммит в обстановке угрозы почти верной войны в Ираке, обострения международного экономического кризиса, необходимости нанести визиты таким дорогим друзьям как Вьетнам и Китай, намеченные на дни до саммита и после него, и необходимости совершить неизбежную посадку в Японии, откуда я получил приглашения от высокопоставленных и высоко ценимых друзей.

Самое главное, что на 5 марта было созвано заседание, имеющее чрезвычайную важность: на нем предстояло образовать новую Национальную ассамблею, провести выборы ее руководящего состава и Государственного совета, его председателя и заместителей председателя.

Из-за климатических условий мы не смогли вылететь из Хиросимы 3-го числа. Предвидя некоторую задержку, делегация вынуждена была просить товарищей на Кубе отсрочить заседание до 6-го числа.

В полете обратно мне пришлось набросать эти строки.

В наше время путешествовать по миру нелегко. А делать это осмотрительно, выжидая максимально, чтобы информировать, запрашивать разрешение на полет и т.д., - еще труднее. Путешествовать на ИЛ-62, с учетом его лет, его бортовых приборов, его затраты горючего и его шума, становится еще сложнее - обоснованно или необоснованно. Он шумит в момент пробега по полосе, которая должна быть достаточно длинной, и также при взлете, но всегда взлетает и, взлетев, всегда долетает до места.

Впервые я летел на одном из таких самолетов 32 года назад, когда посещал в Чили президента Сальвадора Альенде, и с тех пор никогда не переставал это делать. Машина это крепкая, какими были в свое время советские трактора, построенные так, чтобы ими могли управлять даже кубинские трактористы. Его пилоты - олимпийские чемпионы. Ремонтирующие его техники и механики - лучшие в мире. На нем мы вторично облетели мир. То есть, я надеюсь на это, хотя нам осталось лететь еще несколько часов. Говоря со всей серьезностью, я ценю эти великолепные машины бывшего Советского Союза, очень благодарен им и рекомендую их соотечественникам и туристам. Это самое надежное, что есть в мире. Я этому доказательство.

Не все в этом мире надо рассматривать чрезмерно серьезно. Иначе рискуешь заработать инфаркт или сойти с ума.

Неизбежная хроника одной поездки

Наша делегация вылетела 19 февраля, за несколько минут до полуночи. Короткая остановка в Париже, другого места не было. Предполагалось, что мы отдохнем несколько часов в городском отеле. Бесполезно. Сон не приходил. С высокого этажа я принялся рассматривать часть этого прекрасного и знаменитого города. Я смотрел на крыши трех-шестиэтажных зданий, казавшихся произведениями искусства. Мне захотелось узнать, из чего их делали 150 лет назад.

Я вспоминал Гавану и ее проблемы. Они были цвета серебристого пепла. Никто не смог мне ответить.

Через несколько километров гармонию нарушала какая-то громада. Еще правее - высокие здания с офисами или квартирами, также уродовавшие панораму. Я вспомнил площадку для вертолетов, построенную в Старой Гаване, позади здания, бывшего во времена колонии Правительственным дворцом, за несколько месяцев до Революции. Впервые Эйфелева башня и Триумфальная арка, которыми так восхищаются все, показались мне униженными, приниженными. Я превратился внезапно в неудавшегося урбаниста. В Париже я никого не побеспокоил и ни с кем не беседовал. Я уехал, храня память обо всем, что я читал и думал в мои молодые годы о его славной революции и о героической и грандиозной истории Франции. Я восхищался ее сегодняшней отважной позицией перед лицом унизительного одностороннего гегемонизма правительства Соединенных Штатов.

Мы сделали остановку в Урумчи, на западном краю Китая. Красивая архитектура аэропорта. Дружественное, гостеприимное отношение. Утонченная культура. Через десять часов, уже вечером, мы приземлились в Ханое - столице нашего дорогого героического Вьетнама, однако очень отличающейся от той, которую мы посетили в последний раз в 1995 году, восемь лет назад. Его улицы, полные жизни и света. Ни одного педального велосипеда, все с моторами. Автомобили заполоняли улицы. Однако если думать о будущем, о топливе, загрязнении и других трагедиях, это было единственное, что вызвало у меня некоторое беспокойство.

Повсюду высились роскошные отели. Умножились фабрики и заводы. Их хозяева, как правило, иностранцы, придерживающиеся строгих норм капиталистического управления, но в коммунистической стране, которая взимает налоги, распределяет доходы, создает рабочие места, развивает образование и здравоохранение, сохраняет неколебимыми свою славу и традиции. Нефть, теплоэлектростанции, гидроэлектростанции, основные промышленные предприятия в руках государства. Полностью гуманная революция. Все, кто был и кто является кузнецами революции, окружены высоким уважением и вниманием. Хо Ши Мин был, есть и остается вечным примером.

Я долго беседовал с гениальным стратегом Во Нгуен Зиапом. Великолепная память. С грустью и одновременно с теплой симпатией я вспоминал многих, таких как Фам Ван Донг и других, кого уже нет. Это люди, внушающую вечную любовь. Бывшие и новые руководители выражали нам свою безграничную любовь и дружбу. Связи во всех смыслах умножились. Различия с положением Кубы огромны. Мы находимся в окружении группы соседей, у которых нечего инвестировать, и другого соседа, самого богатого в мире, который установил вокруг нас строжайшую блокаду, к чему добавляется наше особое рвение сохранять богатства и блага для настоящих и будущих поколений, но это ничуть не омрачает нашей славной и вечной дружбы.

Из Вьетнама - в Малайзию. Это замечательная страна. Ее прогресс объясняется наличием у нее огромных природных ресурсов и исключительного руководителя, обладающего особой трезвостью ума, который не допустил развития дикого капитализма. Он объединил три главных населяющих страну народа: малайцев, индийцев и китайцев. Привлек массу инвестиций из промышленно развитой Японии и других районов мира. Ввел строгие нормы и правила. Как можно справедливее распределил богатства. Страна в течение 30 лет росла хорошими темпами. Обращалось внимание на образование и здравоохранение. Страна долго жила в мире, в отличие от Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, которых сначала притеснял колониализм, а затем империализм, и когда разразился большой кризис, поразивший Юго-Восток Азии, он не подчинился нормам Международного валютного фонда, Всемирного банка и других подобных учреждений, обеспечил вмешательство государства, ввел валютный контроль, помешал утечке капиталов и спас страну и ее богатства. Как далеко это от того, что происходит на нашем многострадальном полушарии; в этой стране получил развитие настоящий национальный капитализм, который, несмотря на большие различия в доходах, принес благосостояние в массы. Этот руководитель пользуется большим престижем и уважением. Для Запада и нового экономического порядка это головная боль и плохой пример.

Китай. Туда мы прибыли в полуденные часы. Так же, как во Вьетнаме, никогда ни одну кубинскую делегацию не принимали с таким вниманием и почестями. Официальный ужин в честь прибытия 26-го числа. Встречи с прежними и новыми руководителями партии и государства, некоторые из старых еще находятся на своих постах - Цзян Цземин, Ху Цзинтао, Ли Пень, Жу Ронджи, Вен Цзибао, каждый со своими командами, следовали одна за другой с первого дня до 27-го. 28-го утром - посещение Технологического парка Пекина и отъезд вместе с президентом Цзян Цземином в Нанкин, чтобы посетить телевизионный завод "Панда". Впервые в жизни я летел в самолете "Джумбо". Ужин и встреча с первым секретарем провинции Цзянсу. Вылет в Шанхай. Прощание.

Внимание, с каким принимали кубинскую делегацию во Вьетнаме и Китае, не имеет прецедентов в истории Революции. То была возможность долго и глубоко беседовать с действительно исключительными людьми, настоящими друзьями, которые навсегда спаяли узы дружбы между нашими странами. Они - Китай и Вьетнам - были лучшими друзьями в невероятно трудные дни особого периода, когда абсолютно никто не верил, что Кубинская революция сможет выстоять. Сегодня их народы и правительства испытывают уважение и восхищение к маленькой стране, сумевшей выстоять по соседству с единственной сверхдержавой, которая своим огромным могуществом гегемонизировала мир.

Эта заслуга не кого бы то ни было из нас, кто удостоился таких почестей, а героического и славного народа, который сумел с достоинством выполнить свой долг.

Наши переговоры не ограничились темами двусторонних отношений и последующего развития наших экономических, научных и культурных связей. Были с большим интересом, доверием и взаимопониманием обсуждены самые важные международные темы.

Из Китая мы полетели в Японию. Там нас встретили с гостеприимством и уважением. Хотя это была только остановка по пути, нас встретили старые и верные друзья. Мы провели широкие обсуждения с Томойоши Кондо - председателем Экономической комиссии Куба-Япония; с Ватануки - председателем японского парламента; с президентом Парламентской лиги дружбы Мицузукой; состоялась встреча вежливости с бывшим премьер-министром Р. Хасимото; встреча с премьер-министром Юнихиро Койзуми.

По японской инициативе мы затронули темы, связанные с напряженным положением на Корейском полуострове, которое интересует нас всех, о чем мы подробно информируем правительство Корейской Народно-Демократической Республики, с которой мы с победы Революции поддерживаем дружеские дипломатические отношения.

2 марта мы направились в Хиросиму. Мы посетили Мемориальный музей мира в этом городе, где возложили венок. Участвовали в частном обеде с губернатором этого города.

Не хватило бы слов и времени, чтобы выразить, какое глубокое впечатление произвел на нас геноцид, совершенный по отношению к гражданскому населению Хиросимы. То, что произошло, невозможно постичь силой воображения.

Это атака была совершенно не нужна, и никогда ей не будет морального оправдания. С военной точки зрения Япония уже была разбита. Были освобождены все оккупированные ею территории в части Океании, на Юго-Востоке Азии и даже заняты суверенные японские владения. В Манчжурии шло неудержимое наступление Красной Армии. Война могла окончиться несколько дней спустя без единой дополнительной жертвы с американской стороны. Хватило бы ультиматума и, в крайнем случае, использование этого оружия на поле боя или на одной-двух сугубо японских военных базах, и война бы немедленно закончилась, какими бы ни были давление и непримиримость самых экстремистски настроенных командиров.

С моей точки зрения, даже хотя Япония начала войну внезапным и неоправданным нападением на Перл-Харбор, не существовало никакого повода для этого страшного уничтожения детей, женщин, стариков и невинных граждан любого возраста.

Благородный и великодушный японский народ не произнес ни слова ненависти в адрес авторов. Наоборот, там воздвигли монумент миру, чтобы никогда больше не повторилось ничего подобного.

Миллионам людей следовало бы посетить это место для того, чтобы человечество действительно узнало о том, что там произошло.

В этом месте я с волнением увидел фотографию Че, возлагавшего венок к этому скромному, но бессмертному памятнику одного из наибольших преступлений против человечества.

Этому поколению людей выпало пережить абсолютно неслыханные, никоим образом не идеальные и не желательные ситуации. Мы надеемся, что человечество сможет победить. Если прежде в наше собственное время люди казались хозяевами событий, сегодня события кажутся хозяевами людей.

Эта наша поездка было связана с рядом событий, которые несут повсюду неясность и неуверенность. Кризис затронул устои и ценности всей цивилизации. Такие идеи как суверенитет и независимость - это уже просто фикция. Правда, этика, которые должны были бы быть первым правом или атрибутом человека, занимают все меньше и меньше места. Ежеминутно сообщения, пресса, радио и телевидение, сотовые телефоны и веб сайты приносят отовсюду поток новостей. Нелегко следить за курсом событий.

Человеческий разум едва ли может ориентироваться в океане новостей. К счастью, часто им движет инстинкт самосохранения.

Никогда еще все страны мира не были настолько подчинены мощи и капризам тех, кто руководит сверхдержавой, обладающей, казалось бы, безграничной властью, причем никто не имеет ни малейшего представления об ее философии, политических идеях и этических понятиях. Ее решения практически непредсказуемы и неоспоримы. Сила и способность разрушать и убивать присутствует, как кажется, в каждом из ее высказываний. Естественно, что это внушает страх и беспокойство многим государственным деятелям, особенно если принимать во внимание, что к огромной военной мощи добавляется политическая, экономическая и технологическая мощь тех, кто не желает, чтобы им не подчинялись.

Испаряется мечта о мире, управляемом нормами, и об организации, которая выражала бы волю и желания всех народов.

На многометровой высоте я читал сообщение, в котором говорилось буквально следующее: "Президент Буш в своем еженедельном выступлении по радио выразил свое неуважение к ООН и признался, что консультировался с этой организацией скорее "в силу обязательств перед нашими союзниками и друзьями", чем потому, что ему важен результат проходивших там обсуждений".

Все растущее число людей в мире все больше восстают против идеи глобализации всемирной тирании.

Организация Объединенных Наций, возникшая из войны, которая стоила 50 миллионов человеческих жизней, в том числе жизней сотен тысяч молодых американцев, должна иметь большое значение для всех народов и правительств мира. Она страдает многими недостатками, она анахронична во многих аспектах; ее Генеральная Ассамблея, где представлены все государства мира, является просто ассамблеей, которая только обсуждает, которая не имеет никакой власти, где лишь высказываются мнения; Совет Безопасности - якобы исполнительный орган, в котором считаются только голоса пяти привилегированных государств, лишь один из которых может перечеркнуть волю остальных стран мира, и одна из них, самая могущественная, использовала свой голос так, как ей того хотелось, бессчетное число раз. Но даже так другого не имеется.

Исчезновение ООН означало бы наступление худшей эпохи, чем та, что предшествовала нацизму, и привело бы нас к катастрофе. Некоторые из нас были свидетелями того, что происходило в течение двух последних третей ХХ века. Мы видели во всем его напоре рождение новой формы империализма, всеобъемлющего и тотального, в тысячу раз более могущественного, чем знаменитая Римская империя и в сто раз более могущественного, чем ее нынешний безоговорочный союзник - тень того, что было британской империей. Только страх, слепота или невежество могут помешать видеть это со всей ясностью.

Это темная сторона проблемы. Но реальность может быть другой. Никогда еще в столь короткий период не возникали такие гигантские демонстрации во всех частях света и действительно за рекордное время, как это произошло с объявленной войной против Ирака.

Правительства двух самых важных союзников Соединенных Штатов - Великобритании и Испании - были поставлены в критическое положение; общественность каждой из этих стран, ее подавляющее большинство, выступает против этой войны. Если верно то, что Ирак совершил два серьезных и неоправданных действия - такие как вторжение в Иран и захват Кувейта, так же верно и то, что к этой стране применялись строжайшие меры; сотни тысяч детей умерли от голода и болезней, в течение ряда лет она подвергалась постоянным бомбардировкам и не обладает военным потенциалом, чтобы представлять собой даже минимальный риск для безопасности Соединенных Штатов и их союзников в регионе. Речь шла бы о совершенно ненужной войне, ведущейся с темными целями, против которой возражает мир, в том числе значительная часть самого народа Соединенных Штатов, если она не будет проходить с согласия ООН.

Мировая экономика, находящаяся в состоянии глубокого кризиса, от которого она не смогла оправиться, испытает неизбежные последствия, и потом не будет ни безопасности, ни спокойствия ни для одной страны планеты.

Всемирная общественность также протестует, и даже можно утверждать, что она делает это ради собственной безопасности и безопасности остальных народов мира. Соединенные Штаты не могут вести войну, чтобы запугивать мир своей мощью, испытывать новое оружие и тренировать свои войска. Эта атмосфера ощущается повсюду. В особенности я мог чувствовать это на саммите Движения неприсоединившихся стран, проходившем в Малайзии.

То была серьезная встреча, на которой главы государств и правительств высказали свои мнения уважительным языком, в искренних выражениях и с большим чувством ответственности. Махатхир руководил дебатами, соблюдая порядок, умело и эффективно.

И естественно, со всей осторожностью, которой требует почти полная зависимость стран третьего мира от Соединенных Штатов и их финансовых организаций, поскольку их неудовольствие может означать конец одного из правительств или дестабилизацию их экономики.

В выступлениях на конференции несколько пунктов подчеркивались почти единогласно.

Первый: нельзя развязывать войну против Ирака, тем более без согласия Организации Объединенных Наций.

Второй: Ирак должен с точностью выполнять предписания Совета Безопасности.

Третий: практически ни у кого не было надежды на то, что войны можно избежать.

Четвертый: как и можно было предположить, анализировались и обличались отсталость, бедность, голод, невежество, болезни, накопившийся внешний долг, выплатить который невозможно, зловещая дестабилизирующая работа международных финансовых учреждений и другие бессчетные беды, от которых страдают страны третьего мира.

Наша делегация приняла участие в заседаниях саммита и, кроме того, провела десятки встреч с другими делегациями. Нас просили предоставить информацию, обменяться опытом, и, в отдельных случаях, высказывали просьбы о сотрудничестве в определенных областях.

Там мы могли видеть, что выдающиеся деятели, представляющие самые различные культуры, исповедующие самые различные религии и обладающие самыми различными политическими идеями, обращались к нам непринужденно и с доверием. Мы смогли убедиться в том, что нашим народом восхищаются и его уважают за его солидарность и твердое следование принципам.

Многим из них мы давали объяснения и предоставляли документальную информацию относительно фашистского путча в Венесуэле, того вреда, какой был причинен миру саботажем производства трех миллионов баррелей нефти ежедневно, которое было практически парализовано и уже восстанавливается благодаря сокрушительной победе боливарианского народа. Мы также объясняли опасность войны в критической зоне Ближнего Востока как для богатых, так и для бедных стран. Мы высказывали свое мнение, что еще не является невозможным избежать этой войны, если бы Ираку удалось доказать не только в Совете Безопасности, но и всем парламентариям мира, не исключая Соединенные Штаты где многие сомневаются, - Великобританию, Испанию и Италию - их самых безоговорочных союзников, где многие выступают против войны; доказать парламентам и лидерам неприсоединившихся стран и руководителям общественных организаций, что он выполнил и продолжает выполнять все и каждое из требований, включенных в Резолюцию ООН.

Сражение за мир и целостность Ирака это политическое, а не военное сражение. Если правда может быть гарантирована, если ложь может быть побеждена, то мир в этом регионе еще можно спасти, что послужит на благо даже самому народу Соединенных Штатов. В этой войне выиграли бы только производители оружия или те, кто лелеет несбыточную мечту, будто 6,3 миллиарда человек, голодных и бедных в своем огромном большинстве, можно управлять при помощи силы.

Мы поддерживаем решение иракского правительства уничтожить ракеты Аль-Самуд и призываем Ирак уничтожить до кубического сантиметра любое оставшееся у него химическое или биологическое оружие, если таковое еще существует или может быть произведено.

У правительства Соединенных Штатов тогда бы не было какого бы то ни было законного или морального предлога для того, чтобы напасть на Ирак, тем более, когда на виду у всего мира совершается настоящий геноцид против палестинского народа, а государство Израиль располагает арсеналом в сотни единиц ядерного оружия и средств для их перемещения, поставленных Соединенными Штатами.

Только полная правда, неоспоримо продемонстрированная всему миру, дала бы иракскому народу моральную силу и всеобщую международную поддержку, чтобы защищать свою родину и ее целостность до последней капли крови.

Без четкого представления об эпохе, в которую мы живем, это важное политическое заседание, на которое мы собрались сегодня, имело бы только относительную значимость. В настоящее время Куба имеет честь быть одной из немногих стран, имеющих исключительные привилегии. Мы, конечно, подвергаемся тому же глобальному риску, что и остальное человечество, но никто не подготовлен лучше нас с политической точки зрения, чтобы противостоять проблемам, от которых страдает сегодня большая часть мира, и ковать планы и мечты, которые несомненно превратят нас в одно из самых гуманных и справедливых обществ на Земле, на весь тот срок, на какой будет способно выжить человечество. Нет другого народа, более объединенного, более крепкого и сильного, чтобы противостоять внешним и внутренним опасностям.

Говоря об опасностях внутреннего характера, я имею в виду не политические опасности. Настолько велики сила и сознательность, накопившиеся за эти 44 года героической борьбы, что никакие находящиеся на службе империализма члены и коварные теоретики подрывных и дестабилизирующих движений во всем мире вместе взятые не смогли бы подорвать внутренний порядок и социалистическую направленность нашей Революции.

Когда некто чрезвычайно могущественный потребовал от нас из-за границы изменить ее, то в ответ наш народ провозгласил в Конституции Республики непреложный характер социализма на Кубе. Им не остается ничего иного, как изобретать всяческие уловки и ложь, чтобы таким образом питать свои скудные и нелепые надежды.

Говоря о внутренних опасностях, я думаю, главным образом, об опасностях социального и морального характера, которые могут грозить нашему населению и причинять ущерб его безопасности, его образованию и его здоровья. Всем известно, сколько мы боролись против привычки к курению и насколько мы сократили потребление табачных изделий. Таким же образом мы боремся против излишнего употребления алкогольных напитков и против того прискорбного факта, что их употребляют во время беременности, ведь это может привести к рождению умственно отсталых детей или детей с другими тяжелыми физическими недостатками.

Ввиду начинающегося потребления наркотиков, которые, главным образом, прибиваются к нашим берегам в тюках как продукт международной наркоторговли, мы, не колеблясь ни минуты, приняли все нужные меры, чтобы предупредить и победить эту ужасную язву, поражающую подавляющее большинство обществ на земле. Мы заранее подумали о том, что любое упоминание об этом вызовет ливень сообщений, как будто мы худшие, а не лучшие без какого бы то ни было сравнения в этом вопросе, благодаря чистоте нашего общества. Но мы не усомнились сделать это. Мы всегда давали все сражения и всегда побеждали при поддержке нашего народа. Впереди есть еще другие битвы, некоторые потребуют довольно много времени, потому что они связаны со старыми обычаями и привычками или зависят от материальных факторов, которые не полностью нам доступны. Однако мы располагаем непобедимым оружием. Главное это образование. Хотя мы посвятили ему самые большие усилия из всех, сделанных каким-либо народом, насколько мы были еще далеки до того, чтобы понять его огромный потенциал и особенно оптимальное использование громадного человеческого капитала, созданного нами. Оно все преобразует, и скоро мы станем самым образованным и культурным народом в мире. В этом уже никто не сомневается ни на Кубе, ни за ее пределами.

С таким же воодушевлением движемся мы в области здравоохранения, где занимаем одно из первых мест в мире. Также в этой сфере решающими факторами будут капитал и накопленный опыт.

Будет двигаться вперед культура, искусство и наука.

Мы поднимем спорт до самых высоких вершин.

Я привожу лишь отдельные примеры больших задач, которые нас ждут. Ни одна из них не будет забыта.

Как всегда, предпочтительно, чтобы говорили дела, а не слова.

Упадническая империалистическая капиталистическая система на своем этапе неолиберальной глобализации уже абсолютно не может предложить решений для больших проблем человечества, которое всего лишь за один век увеличилось вчетверо. У нее нет никакого будущего. Она разрушает природу и умножает голод. Наш благородный и гуманный опыт в многочисленных областях будет полезным многим народам мира.

Перед лицом климатических изменений, вреда, наносимого другими окружающей среде, экономических кризисов, эпидемий и циклонов наши материальные, научные и технические ресурсы все больше возрастают. Первое место в наших усилиях всегда будет занимать охрана наших граждан. Ничего не может быть более первоочередным, чем это.

Перед лицом политических опасностей и агрессии извне никогда ни на гран не ослабнет наша решимость защищать родину и социализм. Наоборот, мы глубоко обдумываем и все более совершенствуем нашу концепцию всенародной войны, зная, что никакая техника, какой бы изощренной она ни была, никогда не сможет победить человека. Вместе с этим убежденность и сознательность будут все более крепнуть.

Битва идей - наше самое мощное политическое оружие - будет продолжаться без передышки.

24 февраля, не более и не менее в тот день, когда отмечается начало, по призыву Марти, последней войны за независимость, некий господин по имени Джеймс Кейсон - заведующий Отделом, представляющим интересы Соединенных Штатов на Кубе, - встретился в одной из гаванский квартир с группой контрреволюционеров, оплачиваемых правительством Соединенных Штатов, не более и не менее как для того, чтобы отметить Клич в Байре - патриотическую дату, священную для нашего народа. Другие дипломаты тоже получили приглашение, но на встрече присутствовала только эта видная личность.

Но факт не ограничился лишь его осмотрительным присутствием. На вопрос одного журналиста, не было ли его присутствие на этой встрече подтверждением обвинения кубинского правительства, Кейсон ответил: Нет, потому что я думаю, что был приглашен весь дипломатический корпус, а мы как страна всегда поддерживаем демократию и людей, борющихся за то, чтобы жить лучше. Я нахожусь здесь в качестве приглашенного.

Я не боюсь, - лаконично ответил он на другой вопрос представителей средств массовой информации, когда его спросили, не будет ли воспринято его присутствие на встрече представителей оппозиции как недружественный жест по отношению к кубинскому правительству, которое обличает диссидентов как подрывные группы.

Затем он грубо и оскорбительно добавил на прекрасном испанском языке: К несчастью, кубинское правительство боится, да, оно боится свободы совести, боится свободы слова, боится прав человека. Эта группа доказывает, что есть кубинцы, которые не боятся. Они знают, что переход к демократии уже идет. Мы хотим, чтобы они знали, что они не одиноки, что их поддерживает весь мир. Мы как страна поддерживаем демократию и людей, которые борются за лучшую жизнь и за справедливость.

В заметке в прессе говорится: Хотя зарубежные дипломаты часто встречаются с диссидентами, они обычно не появляются на публичных актах и не высказывают средствам массовой информации своих мнений о правительстве.

Я здесь в качестве приглашенного и совершу поездку по всей стране, посещая лиц, которые действительно хотят свободы и справедливости.

Любой гражданин понимает, что речь идет о бесстыдной и вызывающей провокации. Похоже, что именно он и те, кто приказал ему вести себя так грубо и нагло, прикрываясь дипломатической неприкосновенностью, проявляли страх. В противном случае, все это кажется настолько странным, что любой человек имел бы право задать себе вопрос: сколько он выпил на этом патриотическом акте.

Поскольку Куба действительно очень боится, то она запасется всем необходимым спокойствием, чтобы решить, что делать ей с этим странным чиновником. Может быть, многочисленные члены американской разведки, работающие в Отделе интересов, объяснят ему, что Куба спокойно может обойтись без этого отдела - инкубатора контрреволюционеров и командного пункта самых грубых подрывных действий, направленных против нашей страны. Швейцарские должностные лица, представлявшие их в течение долгого времени, на протяжении многих лет прекрасно работали и не занимались ни шпионажем, ни организацией подрывной деятельности. Если именно это они хотят спровоцировать посредством столь наглых заявлений, пусть лучше имеют совесть и смелость прямо сказать об этом. Когда-нибудь, неважно когда, сам народ Соединенных Штатов пришлет сюда настоящего посла своей страны, человека без страха и упрека, как говорили об испанских рыцарях.

В области экономики мы будем применять новый опыт, приобретенный за последнее время. Производство и экономия нефти будут увеличиваться.

Сейчас у нас, как никогда ранее, создались наилучшие условия для увеличения эффективности и установления гораздо большей дисциплины на наших предприятиях, которые, отдавая приоритет самофинансированию в валюте, иногда совершают ошибки, которые, в конечном счете, сказываются на главных ресурсах страны.

Мы многому научились и намного большему еще научимся. Возникают новые источники доходов, и необходимо с большей строгостью управлять ресурсами. Следует искоренять старые и новые дурные привычки. Вечная бдительность вот цена честности и эффективности.

Предшествующая Национальная ассамблея выполнила важную историческую задачу. Эта не должна и не может остаться позади. Прошедшие всеобщие выборы были лучшими в нашей истории. Я говорю это не из-за показателей, все из которых улучшились, но которые едва ли могут дать представление о качестве, потому что они и так очень высокие. Я говорю это из-за чрезвычайного энтузиазма избирателей, что я мог видеть собственными глазами, и на основе многолетнего опыта. В этом трудно ошибиться. Я никогда не видел ничего подобного. В этом энтузиазме полностью были видны плоды битвы идей и резкий рост нашей политической культуры.

От имени Государственного совета благодарю вас, товарищи депутаты и наш дорогой народ, за новое оказанное нам доверие, и в моем частном случае, после более чем 50-летней революционной борьбы, которая началась не именно в день первого сражения. Мы знаем, что время идет и энергия иссякает.

Возможно, непрерывная борьба закалила нас для столь долгого сражения. Я думаю, что секрет может заключаться в силе большой мечты, в силе неиссякаемого энтузиазма и любви к нашему благородному делу, которая росла с каждым днем жизни; но у жизни есть свои неумолимые законы.

Обещаю вам, что буду с вами, если вы этого желаете, пока буду осознавать, что могу быть полезным, и если этого не решит ранее сама природа - ни минутой меньше, ни секундой больше. Сейчас я понимаю, что по воле судьбы я пришел в мир не за тем, чтобы отдыхать в конце хизни.