Президент Фидель Кастро повторяет предложение медицинской помощи народу Соединенных Штатов в телевизионной программе Круглый стол

2 сентября 2005 года

 

Приходится выступать импровизированно, как это случается иногда, когда события быстро следуют одно за другим, и сейчас я объясню, почему.

Вчера в госдепартаменте состоялась обычная пресс-конференция с участием его представителя Шона Маккормака.

Я должен текстуально привести его заявление.

Зал пресс-конференций государственного департамента, Вашингтон, 12.46, четверг, 1 сентября 2005 года.

В этот момент мы находились в разгаре заседания Национальной ассамблеи, обсуждая важные вопросы, и в их числе был пункт, касавшийся трагедии в Соединенных Штатах.

Господин Маккормак сказал: Добрый день. Я хотел бы начать с короткого сообщения о последних новостях в теме, которая, как я знаю, представляет интерес для всех присутствующих, - об усилиях по предоставлению помощи после прохождения урагана Катрина, а также о предложениях помощи из-за рубежа.

Позвольте мне начать с того, что мы получили многочисленные и великодушные предложения помощи со стороны иностранных правительств и зарубежных организаций, и госсекретарь Райс, после консультации с Белым домом, ясно дала понять, что мы примем все предложения о помощи из-за рубежа. Все, что поможет облегчить тяжелую ситуацию, трагическую ситуацию людей в районе, пострадавшем от урагана Катрина, будет принято.

Затем он продолжает:

Могу упомянуть вам о списке. На настоящий момент это список, который растет и актуализируется непрерывно, практически каждый час.

Мы получили общие предложения о помощи, а также другие, более специфические, от ряда стран и организаций, что включает Россию, Японию, Канаду, Францию, Гондурас, Германию, Венесуэлу, ОАГ, Ямайку, НАТО, Австралию, Великобританию, Голландию, Швейцарию, Грецию, Венгрию, Колумбию, Доминиканскую Республику, Сальвадор, Мексику, Китай, Южную Корею, Израиль и Объединенные Арабские Эмираты.

Постараюсь держать вас в курсе того, что добавится к этому списку. Как я сказал, он растет буквально каждый час.

Только позже, уже почти ночью, после окончания заседания Ассамблеи, мы начали просматривать телеграфные сообщения и даже не смогли прочесть все. О некоторых известиях мы получили информацию утром, сегодня, в том числе то, что я только что прочел.

Это ставит меня перед необходимостью пояснить позицию Кубы, потому что действительно многие друзья внутри Соединенных Штатов и за их пределами, зная, что наша страна обычно предлагает сотрудничество в подобных ситуациях, независимо от конфликтов, политических, идеологических и любых иных разногласий, начали звонить нам, удивляясь, что мы не предложили никакой поддержки Соединенным Штатам в связи с трагедией, вызванной ураганом Катрина.

Звонки следовали один за другим, и потому необходимо сделать это заявление, содержание которого говорит само за себя. В числе прочего, можно видеть, что речь идет не просто о вопросе внешних сношений, ничего подобного, а о важном факте, даже с точки зрения практической.

Я прочту краткую хронологию предложения помощи со стороны кубинского правительства правительству Соединенных Штатов в связи с ураганом.

25 августа 2005 года.

Ураган Катрина обрушивается на Флориду, что приводит к человеческим жертвам и причиняет значительный материальный ущерб.

Несколько дней спустя, 29 августа 2005 года, достигнув 4-й категории по шкале Саффира-Симпсона, ураган Катрина обрушивается на штаты Луизиану, Миссисипи и Алабаму. Начинают поступать первые сообщения о масштабах трагедии.

30 августа 2005 года еще проносились последние порывы ветра над этими штатами - Луизианой и другими штатами юга, с которыми мы поддерживаем торговые отношения, по крайней мере в плане крупных закупок продуктов питания. Мы даже принимали здесь руководителей этого и других штатов, имеющих отношение к этим закупкам в Соединенных Штатах со стороны Кубы, которые начались уже несколько лет назад.

Было много чего. Я беседовал со многими тысячами фермеров, потому что на первую ярмарку прибыли сотни, я встретился с одной группой, потом с другой, и за эти четыре года я переговорил с тысячами американских фермеров и приезжих, руководителями штатов, губернаторами, сенаторами, членами палаты представителей.

Едва два месяца назад здесь была с визитом губернатор штата Луизиана, очень любезная женщина, она, как свойственно губернаторам, приехала, заботясь о вопросах и проблемах штата, а эти, наиболее пострадавшие от урагана, - самые бедные штаты, важную роль играет в них сельское хозяйство, а также порты, через которые экспортируют продукты.

В 11.32 часа 30 августа 2005 года я звоню нашему министру иностранных дел товарищу Фелипе с просьбой, чтобы он немедленно передал через Отдел, представляющий интересы Соединенных Штатов в Гаване, и через Отдел, представляющий наши интересы в Вашингтоне, послание с выражением соболезнования правительству Соединенных Штатов в связи с ураганом и с предложением помощи в сфере здравоохранения, потому что мы знали из поступавших сообщений, что там происходит катастрофа.

Если когда-либо было важно предложить то, что мы можем предложить, главным образом в силу имеющегося у нас опыта по борьбе с ураганами и опыта по мерам защиты населения, эвакуации, помощи и так далее и тому подобное, это в области медицинской помощи. В связи с катастрофой 11 сентября Куба была первой страной, предложившей помощь, потому что мы слышали сообщения, что самолеты находились в воздухе и не могли приземлиться в аэропортах. Мы немедленно предложили наши аэропорты и потом также предложили то, что можем предложить: медицинскую помощь, учитывая огромное число возможных жертв.

Мы ближе к Нью-Йорку, чем Калифорния. Помощь с Кубы может поступить раньше, чем из Калифорнии, с Кубы до Нью-Йорка примерно три часа лета. Думаю, что из Калифорнии до этого города вдвое дольше.

Короче, мы предложили медицинскую помощь, тут не было ничего смешного, иногда чтобы спасти одного человека, требуется редкая группа крови для переливания, одного, двух, трех, 10 человек, это не проблема; если можно спасти одного, мы обязаны его спасти.

В 12.45 часов, выполняя инструкции, временно исполняющая обязанности начальника Управления Северной Америки МИДа Хосефина Видаль встречается с заместителем главы ЮСИС Эдвардом Алекзандером Ли, чтобы передать ему указанное послание устно и, кроме того, вручить ему копию в письменном виде.

Мы не теряли ни минуты, это правда. Вот тут находится товарищ Хосефина.

Следуя полученным инструкциям, товарищ Хосефина Видаль заявила господину Ли дословно следующее: Мы хотим сделать перерыв - имея в виду нынешнее состояние отношений между Кубой и правительством Соединенных Штатов, - в силу серьезности положения, вызванного ураганом Катрина. Нас он тоже задел, не забывайте, что когда он подходил к Флориде, мы были на заседании круглого стола, и он повалил столбы, был перебой с подачей электроэнергии.

То было почти внезапно. Хвост урагана, когда он пересекал Флориду с востока на юго-восток полуострова, задел и нас, были отменены многие рейсы, другие пришлось перенаправить в другие аэропорты, рейсы с пациентами, летевшими оперироваться на Кубе, одни направились в Камагуэй, другие в Ольгин; наши самолеты, которые должны были вылететь из Венесуэлы, не смогли этого сделать.

На следующий день никто не знал, где пройдет ураган, он даже приблизился к Кубе, создает проблемы в Пинар-дель-Рио, вызывает большие дожди; затем поворачивает на север, оставляя за собой сильные дожди, кое-где наводнения, предупреждения о наступлении моря, волны заливают берега в Пинар-дель-Рио, надо посмотреть фотографии. На следующий день мы также испытывали в действительности воздействие урагана и просто слушали сообщения о том, что он направляется на север и набирает силу, достигает 4-й - 5-й категории, совершенно так же, как другой, который прошел здесь несколько недель назад.

После своих первых слов Хосефина прочла указанное послание, вот его текст:

По указанию руководства кубинского правительства передаю вам наше соболезнование в связи с человеческими жертвами и материальным ущербом, вызванным ураганом Катрина, и сообщаю вам о нашей готовности немедленно послать в пострадавшие районы врачей и работников здравоохранения, какие только могут потребоваться где бы то ни было, а кроме того, три полевых госпиталя с необходимым персоналом.

Выполняя инструкции, Хосефина заявила в заключении господину Ли, что мы не намерены делать из этого рекламу. Мы ждем вашего ответа. Поэтому мы не сказали об этом публично, мы действительно ничего не опубликовали. Мы просто не хотели, чтобы это казалось вопросом пропаганды.

В тот же день 30-го числа глава Отдела интересов Кубы в Вашингтоне Дагоберто Родригес был принят в 16.30 часов по его просьбе в госдепартаменте сотрудником Джоном Рейганом, которому он передал совершенно то же послание, какое было передано в Гаване, также оставив ему текст этого послания в письменном виде.

Тридцать первого числа в 14.15 часов глава Отдела интересов Кубы в Вашингтоне Дагоберто Родригес присутствовал на встрече с дипломатическим корпусом в Вашингтоне, созванной госдепартаментом, на которой была сообщена информация об урагане Катрина и даны указания относительно механизмов информации и учреждений, связанных с защитой от стихийных бедствий. Действительно, нам показалось положительным жестом, что на следующий день его пригласили нечто, обычно не случающееся.

Прошло два дня после нашего предложения, и вчера, 1 сентября, в указанный мною час, пока мы были на заседании Национальной ассамблеи, представитель госдепартамента выступает с заявлением, которое я в действительности вижу сегодня 2-го. Почти все сообщения мы видим сегодня, мы были на заседании Ассамблеи до 23.00, а потом принимали ряд гостей.

После того, после этого вчерашнего заявления сегодня на нас обрушивается лавина звонков. Мы не хотели делать никакой рекламы в связи с этим. Но что мы скажем тем, кто звонит? Или теперь мы предстанем перед мировой общественностью в странном, непонятном положении, дескать, при такой огромной трагедии у нас не найдется ни слова соболезнования для народа Соединенных Штатов?

Есть кое-что еще: прямо вчера, когда началось заседание Ассамблеи, первым, предложенным ее председательствующими, было послание солидарности с американским народом, которое сегодня было полностью опубликовано.

Там говорится:

Послание солидарности с американским народом

Народ Кубы с беспокойством следит за сообщениями, связанными с бедствиями, которые принес ураган Катрина на территорию штатов Луизиана, Миссисипи и Алабама. Еще неполная информация позволяет понять, что речь идет о настоящей трагедии чрезвычайного масштаба.

В плане физического разрушения и материального ущерба считается, что это самое дорогостоящее стихийное бедствие в американской истории. Красный Крест этой страны полагает, что его работа будет более тяжелой, чем та, которую ему пришлось вести после зверского нападения 11 сентября 2001 года.

Десятки тысяч человек оказались отрезанными в залитых водой районах, потеряли свои жилища, перемещены или находятся в убежищах. Губернатор Луизианы расценивает как отчаянное положение в Нью-Орлеане, где уровень воды продолжает повышаться. Мэр этого города заявил, что там могли погибнуть сотни, а может быть тысячи человек.

Это бедствие, принесшее смерть и огромные страдания, наносит удар по всему населению Соединенных Штатов, но больнее всего бьет по афроамериканцам, латиноамериканским трудящимся и бедным американцам, составляющим массу тех, кто еще ждет, чтобы их спасли и перевезли в безопасные места, и именно среди них насчитывается более всего погибших и людей, оставшихся без крова.

Эти сообщения внушают кубинцам скорбь и печаль. От их имени мы хотим выразить свою глубокую солидарность народу Соединенных Штатов, властям штатов, местным властям и жертвам этой катастрофы. Весь мир должен ощущать эту трагедию как свою собственную.

Национальная ассамблея народной власти Республики Куба,

Гавана, 1 сентября 2005 года.

Мы почтили минутой молчания память погибших. То был действительно волнующий и естественный жест, выражавший чувства нашего народа к народу Соединенных Штатов и, в целом, уважительный по отношению к властям, мы никого не обижали, ни на кого не нападали.

Мы находимся в такой ситуации, сообщения с каждым разом все суровее, тысячи, сотни тысяч человек, быть может, миллионы будут удивляться, почему Куба не предложила никакой помощи, а мы здесь, рядом. Нет ни одной страны ближе нас; мы намного ближе, чем Япония, любое, что может понадобиться, пусть самое скромное, будет доставлено отсюда на юг Соединенных Штатов быстрее, чем из Японии или из Азии. Хорошо, они говорили, даже с восхищением, кажется даже о Шри-Ланке, о некоторой помощи, предложенной несмотря на их трудности. Арабские эмираты намного дальше.

Ну хорошо, мы здесь ближе, чем Гондурас, ближе, чем Центральная Америка, и намного ближе, чем любая южноамериканская страна. Мы все подсчитали, за один час пятьдесят минут наш самолет может приземлиться в самом близком к месту трагедии международном аэропорту.

Главная причина этого выступления показать правду и повторить нашу готовность сотрудничать, а не критиковать, это не входит в наши намерения. Нас не упоминают в этом длинном списке, а, быть может, мы были первыми, потому что если вы посмотрите, в каком часу были даны инструкции и передано послание, мне кажется, что наше предложение было достаточно быстрым и то были конкретные вещи: врачи на место трагедии, именно то, чего сейчас не хватает во многих местах.

Наша позиция не может быть обидой или даже жалобой. Поскольку заместителю главы Отдела интересов господину Ли действительно было сказано, что мы не намеревались делать из этого рекламу, может это было истолковано так, что мы не хотим, чтобы об этом вообще упоминалось. Это может быть ошибкой, я не утверждаю, что имя Кубы опустили умышленно, но даже если это и было бы сделано умышленно, это нас не беспокоит, мы никогда не делали чего-либо, чтобы нас благодарили или выражали признательность, мы действовали так не один, а множество раз.

В Никарагуа стоял у власти Сомоса, когда произошло то страшное землетрясение, разрушившее город, и в числе первого, что прибыло туда, были кубинские полевые госпитали и врачи.

У нас не было отношений с Перу и многими другими странами, но это не было препятствием, мы немедленно оказали им помощь. Только что случилось цунами на другом конце света, и мы послали по медицинской бригаде.в две страны, это стоило дорого, поскольку чего стоит послать самолет, который не экономит столько горючего, сколько, скажем, Боинг, наш потребляет довольно много; отвезти медицинскую бригаду в Океанию на одном из таких самолетов стоит дорого, это сотни тысяч долларов, именно из-за теперешней стоимости самолетного топлива, и лекарства, которые он везет, и полевые домики, которые не будут снова возвращать самолетом, они останутся там.

В Санто-Доминго, на Гаити и в центральноамериканских странах, когда они страшно пострадали от ураганов, стоивших в этом последнем упомянутом регионе десятки тысяч жизней, мы сделали нечто большее. Из этих действий вышли бригады, которые составляют сегодня огромное движение, из них родился также Латиноамериканский медицинский институт, который уже почти что является, с точки зрения формирования врачей, услугой региону и услугой человечеству, это нечто исключительное, откуда выйдет 200 000 врачей, которых мы обучим за 10 лет, Венесуэла и Куба вместе.

Все это рождалось всегда именно из духа сотрудничества, сегодня признаваемого во многих странах, потому что даже в Гондурасе, где говорили, что будут отзывать врачей, был ряд заявлений со стороны населения, просившего, чтобы их никоим образом не отсылали, что они обслуживают 2,5 миллиона человек, которые не получают иной помощи. Все мобилизовались, чтобы их не отзывали, и мы сказали, что никогда, из-за каких бы то ни было обид, мы не отзовем медицинскую помощь, только если об этом попросит правительство страны. Наши врачи остаются даже, когда идет война, и так было на Гаити, никто не уехал, и они оказывали помощь больным, раненым и всем, кто в этом нуждался.

Таково поведение наших врачей, такова этика наших врачей и также принципы нашей страны. Мы не будем посылать медицинские силы, чтобы отзывать их, когда возникает какой-либо дипломатический конфликт, какие-либо разногласия или даже кое-какие факты, очень оскорбительные для нашей страны, мы никогда не поступим иначе.

Такова наша линия, поэтому я говорю, что сейчас не время даже жаловаться на то, что имя Кубы было опущено представителем госдепартамента. Мы хотим настоять, вернее, хотим повторить наше желание сотрудничать с народом Соединенных Штатов и намного с большим основанием после того, что мы видели и что видел мир, поэтому мы хотим здесь текстуально выразить нашу позицию и повторить ее еще более конкретно:

Наша страна готова послать сегодня после полуночи 100 терапевтов и специалистов по общей медицине, которые были бы на рассвете завтра, в субботу, в Международном аэропорте Хьюстона, Техас, - самом близком к району трагедии, чтобы затем перевезти их воздушным путем - в основном вертолетами, водным или наземным - амфибии, которые иногда проникают в очень затопленные районы, - в отрезанные убежища, сооружения и кварталы города Нью-Орлеан, где находится население или семьи, нуждающиеся в срочной медицинской помощи или в первой помощи. Этот персонал снабжен рюкзаками с 24 килограммами лекарств, основных в этих ситуациях, чтобы спасать людей, и минимальными диагностическими приборами. Им нужно измерять давление, пульс и другие параметры, все эти минимальные ресурсы, чтобы сделать клиническое заключение, в чем наши врачи имеют большой опыт, потому что в этот момент десятки тысяч из них работают за рубежом, и во многих местах не было ни рентгеновского аппарата, ни ультразвука, ничего, даже чтобы сделать анализ крови или кала, они приезжают и ставят диагноз клинически с высочайшей точностью. Они почти что клинические эксперты, поскольку привыкли работать в районах третьего мира, где нет диагностических приборов. Они могли бы действовать в одиночку или группами по двое или более человек, в зависимости от обстоятельств, в течение всего времени, сколько это будет нужно.

Таким же образом Куба готова послать через Хьюстон или любой другой аэропорт, какой ей укажут, дополнительно 500 специалистов по общей медицине, оснащенных таким же образом, которые будут в месте назначения в середине дня и во второй половине дня завтра в субботу, 3 сентября.

Будет послана третья группа из 500 специалистов по общей медицине, которая может прибыть в течение утра в воскресенье 4 сентября. Таким образом, менее чем через 36 часов 1 100 врачей с этими характеристиками и с указанными ресурсами - рюкзаками, - что равно 26,4 тонны медикаментов и диагностических средств - главным образом медикаментов, - будут оказывать помощь людям, более всего нуждающимся в помощи после прохождения такого урагана как Катрина.

А какой ущерб он причинил в условиях равнины, низины, с множеством рек. То есть там, как кажется, произошли также и инциденты, какая-то плотина, прорвало дамбы, такие ситуации. Ураган это ураган, еще и пятой категории. Здешний, что вошел в Сьенфуэгосе, был четвертой категории.

Он вошел даже, приблизившись, с большей силой.

Этот медицинский персонал обладает международным опытом и элементарными знаниями языка, чтобы оказывать помощь пациентам.

Мы только ожидаем ответа от властей Соединенных Штатов.

Наши врачи были в Южной Африке, во многих англоязычных местах, даже в зонах, где говорят на диалектах; но с врачом объясниться очень просто. Восьмимесячные дети, например, не разговаривают, врачи ставят им диагноз, они просто способны поставить диагноз, иногда даже не нужно языка; но у них есть необходимые элементарные знания.

Важность этого предложения можно понять из сообщения агентства ЭФЭ, поступившего из Нью-Орлеана сегодня 2 сентября, там говорится буквально следующее, его стоит прочесть.

Без электричества в больницах, аптеки Нью-Орлеана скрыты под метровым слоем воды, тысячи пациентов без медицинской помощи, и растущая опасность инфекционных заболеваний, здоровье десятков тысяч людей, пострадавших от урагана Катрина, находится под угрозой.

Кризис, переживаемый Нью-Орлеаном и большими районами на юге Луизианы, усугубляется тем фактом, что большинство десятков тысяч людей, отрезанных водой, являются самыми бедными среди бедняков страны, это лица, которые больше других социальных групп страны страдают от душевных и физических заболеваний.

Трагическим примером санитарных проблем, которые Катрина и сопровождающие ее наводнения принесли жителям Нью-Орлеана, явилось то, что можно было наблюдать в четверг в дверях Конференц-центра города, где укрылось 20 000 - 25 000 человек.

У одной из внешних стен Центра пребывает труп старухи, сидящей в своем кресле на колесах и укрытой одеялом. На другом конце Конференц-центра двое людей делают массаж сердца мужчине, который лежит на земле без сознания, в тщетной попытке спасти его жизнь.

Старики, дети и больные из числа бедняков Нью-Орлеана где, согласно официальным цифрам, около трети его населения в 1,4 миллиона бедняки, - почти полмиллиона - наиболее уязвимые это те, кто оплачивает бедствие самой дорогой ценой.

Некоторые эксперты начали предупреждать о психологических последствиях, которые хаос и насилие, царящие в Нью-Орлеане, будут иметь для детей, непосредственно переживающих этот кризис, в некоторых случаях вдали от родителей.

Другое беспокойство, которое начинают высказывать эксперты, это появление вспышек инфекционных заболеваний, таких как холера или тиф.

Восемьдесят процентов Нью-Орлеана находится под водой. Власти опасаются, что сотни, быть может тысячи людей погибли в последние дни и застряли в воде на чердаках своих домов.

Мы говорим об оказании помощи людям, застрявшим в здании, на стадионе, где бы то ни было, в деревне, медицинский персонал, который едет туда, куда его направляют, с медикаментами. Этот медицинский персонал может спасти жизнь человека в таком случае, как тот мужчина, которому делали массаж из-за сердечного приступа, и лекарство для этих случаев, или другие серьезные проблемы, их может разрешить врач и его рюкзак с основным набором лекарств. Кто знает, может, удалось бы спасти женщину, сидевшую в кресле на колесах, надо было еще посмотреть, от чего она умерла.

Иными словами, мы предлагаем врачей не для Диснейлэнда или для того, чтобы жить в пятизведочных отелях.

При температуре, превышающей 30 градусов Цельсия - это для кубинского врача пустяки, - разлагающиеся тела людей и животных быстро превращаются в питательную среду для бактерий.

Кроме того, канализационная сеть городской зоны Нью-Орлеана извергла свое содержимое в стоячие воды на улицы города, по которым приходится передвигаться его жителям, пытающимся убежать.

И если всего этого мало, можно ясно наблюдать с воздуха пятна опасных химических продуктов, которые плавают в воде, поступившей с предприятий и заводов, таких как нефтеперерабатывающие заводы и сельскохозяйственные поля, расположенные в окрестностях Нью-Орлеана.

Эксперты предупреждают, что контакт с этой водой может вызвать у людей инфекции.

Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (ФДА) предупредило, что население должно воздержаться от потребления скоропортящихся продуктов, таких как мясо, рыба, молоко и яйца, которые не охлаждены должным образом, при употреблении в пищу они могут вызвать инфекции, даже если приготовлены как полагается.

Для всех этих проблем самое важное - иметь специалиста там в этих местах, где может не быть врача, какой вид продуктов питания, может ли он в этих обстоятельствах быть консервированным. Проблема в том, чтобы быстро пришла первая помощь, которая помогла бы и спасла людей в 24 или 48 часов, пока все организуется. Могут быть сотни таких мест, и количество людей, которых можно спасти или потерять, неисчислимо.

Эти врачи со своим рюкзаком лекарств, хорошо распределенные по сотням разных мест, могут быть чрезвычайно полезными.

Предполагается, что они даже могут информировать, если у них есть какое-либо средство связи, что им нужно, и это уже намного легче, они ставят диагноз, следят, не будет ли эпидемии, замечают первые симптомы. Они не могут быть бесполезными.

Если есть обстоятельства, когда они нужны, так это сейчас, когда могут сотрудничать многие врачи, которые работали в сельве, на плоскогорьях, в любом месте; не потому, что они кубинцы, это не враги, которые едут туда убивать, это специалисты, которых у нас сегодня десятки тысяч в других странах, куда другие не едут.

ФДА добавило, что нельзя есть никакие продукты, если они находились в контакте со стоячей водой.

При том, что тысячи человек, застрявших на стадионе Сьюпердом и в Конференц-центре, -не знаю, эвакуировали ли их уже, - которые отчаянно просят воды и еды и в некоторых случаях не ели в эти последние три дня, существует большая возможность того, что предупреждения ФДА в случае, если потерпевшие их услышат, - не произведут большого эффекта.

Это сообщение пришло сегодня, я получил его за несколько часов до этого выступления.

Поэтому я пришел подтвердить наше предложение. Мы с такой верностью следовали мысли, что не хотим рекламы, что прошло три дня, а о нашей готовности ничего не известно. Все сказали: Я предложил то-то и то-то, я предложил 50 000 долларов, я предложил уж не знаю что. Мы предлагаем жизни людей, спасти там 10, 100, 500, 1 000; помочь, чтобы были приняты меры, которые могут спасти десятки тысяч человек, хотя бы, чтобы не видеть этого печального зрелища, которое видит мир.

Они отвергнут наше сотрудничество из-за того, что произошло между обеими странами? Думаю, что это было бы полезно миру и послужило бы хорошим примером, не только с нашей, но также и с их стороны, потому что такие явления могут повториться.

Сегодня некоторые американские эксперты говорили, что через месяц или два может произойти такой большой ураган, как этот, еще сильнее этого, который может обрушиться на Соединенные Штаты.

Так что наш жест это искренний жест, жест мира, мы не ищем рекламы, не ставим никаких условий, ни чтобы они отменили блокаду, ничего подобного. Мы никогда никому не ставили условий, мы посылаем помощь из того, что у нас есть, а у нас есть это; у нас нет большого финансового капитала. Расходы оплачиваем мы, билеты, топливо, даже не надо приобретать там топливо, это совсем близко. Можно направиться туда или в другой аэропорт, или на военную базу, если есть военная база и их туда повезут. Они не будут делать заявлений и искать рекламы, пусть все это будет совершенно ясно.

Мы надеемся, поскольку сегодня видны другие изменения, сама госсекретарь говорит, что они примут любую помощь. Это значит, что если придет помощь с Марса, они ее примут; но это не с Марса, это с маленького островка, находящегося здесь, в нескольких минутах лета от того места, с островка, у которого есть моральное право говорить о возможности послать врачей, это уже признается миром.

Мы не хотим критиковать, не хотим ставить правительство Соединенных Штатов в неловкое положение, мы сознаем, что власти переживают трудный момент, их сильно критикуют. Мы политики не такого типа назовем себя политиками, если слово революционеры кого-нибудь испугает, - которые оппортунистически пользуются определенными ситуациями, чтобы нанести удар противнику, я хочу пояснить это, потому что это реальный дух сотрудничества.

Еще раз я говорю, что это не первый раз. Мы совершенно чужды всяческой позиции конфронтации с Соединенными Штатами или с их правительством, я уже дал слово, я говорю: Сделаем перерыв. И мы ничего не просим, и все эти лекарства действительно идут за наш счет, и транспорт, и все остальное.

Там не знаю, если они придут в какую-либо деревню, полагаю, что там у них будет то, что предложат им люди, не знаю, везут ли они с собой немного воды, но наши врачи умеют терпеть жажду, переносить жару и жить без продуктов питания вместе с пациентами. Когда они были в некоторых местах, мы, беспокоясь о них, посылали им продукты питания, а они отдавали их пациентам.

Учителя, о чьем здоровье мы беспокоились, когда мы посылали им что-нибудь, они отдавали это ученикам, и наш врач, получающий что-то, сначала даст это пациенту, вот этика, в которой воспитаны эти врачи, это не один и не два, их уже десятки тысяч, теперь, в этот момент, и еще десятки тысяч здесь.

Мы только что выпустили несколько дней назад 1 610 молодых людей из других стран, они уже закончили обучение и приобрели хороший опыт. Примерно сейчас должны были выйти из учебных заведений еще почти 2 000 кубинских врачей с клиническим опытом, они составляют резерв. Сейчас здесь в отпуске многие из тех, кто выполняет миссии за рубежом, они обладают опытом. В наиболее пострадавшие места мы послали бы в основном врачей, обладающих опытом. Мы уже знаем, кто поедет. Мы только ждем ответа, и хоть бы его дали немедленно, чтобы не терять ни минуты.

Все меры приняты, все готово: рюкзаки, лекарства, одежда, все, потому что прошло уже три дня с нашего предложения, и мы не могли держать людей мобилизованными постоянно. Что мы знаем это время, за которое мы их мобилизовали, и знаем, что единственный способ привезти лекарство всем этим людям, которых мы видим на экране телевизора, за несколько часов, потому что на рассвете, через 12 часов с момента, в который я говорю, они могут быть там в аэропорте Хьюстона, а оттуда в очень короткое время на вертолете отправиться в пункты, где в них нуждаются.

Вертолету не нужна посадочная полоса, он приземляется там, где его снабжают топливом, и везет медицинский персонал в любое место, это идеально; но иногда это может быть место, куда приходит судно или быстроходный катер, а иногда машина-амфибия, и есть члены Национальной гвардии, американские солдаты, занимающиеся этим делом. Уверен, что все будут сотрудничать, и это было бы хорошим примером для мира, когда американские врачи, кубинские врачи, граждане, неважно, кем бы они были, в момент этой передышки, этого своеобразного перемирия помогли бы спасать других.

Это война не между людьми, это война за жизнь людей, это война против болезней, против бедствий, которые могут повториться, и одно из первого, чему должен научиться этот мир особенно сейчас, когда происходят изменения и подобные явления, это сотрудничать.

Наши врачи отправились туда в Индонезию, в Шри-Ланку. Наши врачи работают в Восточном Тиморе, и здесь скоро будут обучаться сотни врачей оттуда. Думаю, что это на другом конце света, между Океанией и Австралией. Несколько недель назад мы послали туда делегацию, она поехала и вернулась, я долго беседовал с ней, знаю ситуацию, врачей, которые там есть. У нас также есть программа, чтобы подготовить для них за несколько лет сотни врачей, всех, которые им нужны. Это страна португальского языка, очень героическая, потерявшая десятки тысяч человек в процессе достижения независимости.

Об этом мы не говорили ни слова. Я обязан сказать это здесь сегодня, немножко, чтобы никто не сомневался в том, как обстоят дела, и отчасти выкинул из головы условные рефлексы, потому что сейчас уже есть не только внушенные выдумки, но и условные рефлексы, созданные в умах многих людей.

Кроме того, как я вам говорил, - у нас есть в Соединенных Штатах много друзей и около 200 видных деятелей, административные власти этих южных штатов, с которыми наши товарищи поддерживают отношения, поскольку постоянно сообщаются между собой в силу множества действий, связанных с закупкой, отгрузкой и перевозкой продуктов питания, оплатой за них, ведь мы уже четыре года платим за эти продукты наличными, без минуты опоздания и ни на цент меньше того, что надо заплатить. У них сложились действительно хорошие, доверительные отношения, они послали властям, всем, наши соболезнования, и реакция была очень хорошей, они были благодарны, мы сказали им, что проинформировали об этом высоких руководителей Соединенных Штатов, и всем им сказали, что хотим действовать тактично.

Они должны хорошо это знать, и не знаю уж, сколько есть свидетелей, но неважно. Здесь речь идет не о том, чтобы спорить или полемизировать. Мы не просим никого заниматься самокритикой и никого не критикуем; мы предлагаем нечто действительно конструктивное, что кажется нам справедливым, и с практическими фактами, конкретными, немедленными, за несколько часов, в 7.00 утра, там может находиться со своими рюкзаками, которые уже приготовлены, персонал, первые 100 готовых. Это первые 100, чтобы они могли прилететь на рассвете. Другие начнут прибывать в полдень, во второй половине дня вторая группа из 500 врачей, и еще столько же в воскресенье.

В этот момент в рамках миссии Чудо было прооперировано 64 367 венесуэльских и карибских пациентов при показателе 1 560 в день. Подсчитайте, сколько летает самолетов, привозя и увозя пациентов, чтобы сделать глазные операции такому числу человек. У нас здесь готовится сила, у нас есть большое число специалистов по интенсивной терапии, если в каких-нибудь полевых госпиталях, возникших в связи с ураганом, в них нуждаются, мы можем их послать.

В Соединенных Штатах имеется много врачей и ресурсов, но также существует особая ситуация в специфической области в силу специфической проблемы. Это отнюдь не позор. Но в чем я уверен, так это что очень трудно за 12 часов, за 24 часа доставить туда, где находятся все эти жители юга, весь необходимый персонал. Нельзя взять откуда попало врача для чрезвычайных ситуаций, нельзя взять откуда попало клинического врача, подготовленного для выполнения этой задачи, не создашь сразу же людей, готовых отправиться куда бы то ни было. Это не впервые, для Кубы это не новый опыт.

Вот что я хочу сказать. Есть более 200 человек, которые уже знают это, и им всем было сказано, что мы известили вашингтонские власти и что хотим, чтобы все было сделано с тактом. Остальные могут судить, правильно было или нет просить вас дать мне несколько минут, чтобы это объяснить, чтобы обратиться к американскому народу и дать ответ, чтобы многие не думали, что мы мстительны и что из-за наших разногласий с Соединенными Штатами не хотим помогать. И я снова повторяю: мы ничего не просим! Мы действительно ни в чем не нуждаемся.

Лекарства да, все, сколько угодно. Их тамошняя аппаратура, не для Кубы, а чтобы спасать людей и оказывать помощь американцам, и если им надо еще врачей, если они хотят 1 000, еще 1 000, если они хотят 5 000, еще 5 000. Они у нас есть, и мы знаем, где они находятся и что они владеют рентгеновской аппаратурой, ультразвуком, эндоскопом и могут лечить многие болезни. У вас может быть много аппаратов, но следует посмотреть, соберете ли вы сразу же всех, кто умеет ими пользоваться. Проблема быстрота, с какой они прибудут. Это единственное, что я говорю.

Выражаю этим добрую волю нашего народа, дружеские чувства, которые он всегда испытывал к американскому народу, что доказано на протяжении 46 лет, это одна из немногих стран мира, где никогда не сжигали американского флага, где никогда не оскорбляли ни одного американца, вот ручательство; мы благодарны народу, который поддержал возвращение ребенка Элиана Гонсалеса, народу, который все в большем числе поддерживает требование справедливости для наших товарищей, народу, в отношении которого мы верим, что когда-нибудь вместе с нами он скует узы дружбы, и не только чтобы взаимно помогать друг другу, но и, главным образом, чтобы помогать другим.

Правительство Соединенных Штатов и конгресс утвердили ассигнования в 15 миллиардов долларов на борьбу со СПИДом, но деньги не решают проблемы СПИДа, если нет врачей в африканских деревнях. И этих врачей нет, они есть у нас, и у нас их будет все больше, десятки тысяч.

В карибских странах будут тысячи врачей, мы поможем подготовить их и уже подготовили сотни из них, которые говорят по-английски, и говорят прекрасно.

Мир нуждается во врачах, во врачах, которые поехали бы во все эти места. Они будут в центральноамериканских странах, они там даже есть, и мы все одна семья.

А если срочно нужны аппараты, чтобы помочь пострадавшим людям, у Кубы они есть, они стоят готовые на складах, те же, которые мы приобрели для наших программ, пока мы строим, всегда есть резерв. Мы не будем забирать их в наших медицинских учреждениях. Речь идет об аппаратуре, предназначаемой для других пунктов, которую можно заменить в несколько недель.

Мы также предупредили там, в Вашингтоне, что состоится это выступление и что мое намерение - не вступать в конфронтацию, а повторить наше предложение. В 17.00 это было сообщено здесь Отделу интересов, и там, в столице Соединенных Штатов, также сообщили, они узнают об этом не по телевидению, и они знали, какой дух вдохновлял эти слова. Хоть бы все мы вынесли хороший, полезный урок, что-то полезное из этой колоссальной и печальной трагедии, происшедшей в той стране.

Мне кажется, Ранди, остальные товарищи и соотечественники, что мне нечего больше добавить, и я не должен добавлять ничего к тому, что уже сказал.