Послание Главнокомандующего Фиделя Кастро

 

 

Дорогие соотечественники!

В прошлую пятницу 15 февраля я пообещал вам, что следующие размышления затронут тему, представляющую интерес для многих соотечественников. На этот раз они выливаются в форму послания.

Настал момент выдвижения кандидатов и выборов членов Государственного совета, его Председателя, заместителей председателя и секретаря.

Я выполнял почетную должность Председателя на протяжении долгих лет. 15 февраля 1976 года была принята Социалистическая конституция путем свободного, прямого и тайного голосования более 95% граждан, имеющих право голоса. Первая Национальная ассамблея была образована 2 декабря того же года и избрала Государственный совет и его руководство. До того я в течение почти 18 лет находился на должности премьер-министра. Я всегда имел необходимые прерогативы, чтобы осуществлять дело Революции при поддержке огромного большинства народа.

Зная критическое состояние моего здоровья, многие за рубежом думали, что мой временный отказ от должности Председателя Государственного совета, которую я 31 июля 2006 года передал первому заместителю председателя Раулю Кастро Русу, был окончательным. Сам Рауль, который, кроме того, в силу своих личных заслуг, занимает пост министра Революционных вооруженных сил, и остальные товарищи из руководства Партии и государства отказывались считать, что я ушел с моих постов несмотря на ненадежное состояние моего здоровья.

Мое положение перед лицом противника, который сделал все возможное, чтобы отделаться от меня, было неудобным, и мне вовсе не хотелось доставлять ему удовольствие.

Позже ко мне вновь полностью вернулись мои умственные способности, я вновь смог читать и много размышлять, к чему вынуждал меня покой. У меня доставало физических сил, чтобы писать в течение многих часов, что я чередовал с реабилитацией и соответствующими программами восстановления сил. Элементарный здравый смысл указывал мне на то, что эта деятельность в моих силах. С другой стороны, я всегда заботился о том, чтобы, говоря о своем здоровье, не создавать иллюзий, которые в случае неблагоприятного исхода были бы травматическими для нашего народа в разгар битвы. Моей первой обязанностью после стольких лет борьбы было психологически и политически подготовить его к моему отсутствию. Я никогда не переставал подчеркивать, что речь шла о выздоровлении, не лишенном риска.

Моим желанием было всегда выполнять свой долг до последнего вздоха. Вот то, что я могу предложить.

Сообщаю моим дорогим соотечественникам, которые оказали мне огромную честь недавно выбрать меня членом парламента, на заседаниях которого должны приниматься решения, важные для судеб нашей Революции, что не буду претендовать и не приму повторяю, не буду претендовать и не приму поста Председателя Государственного совета и Главнокомандующего.

В кратких письмах, направленных руководителю программы национального телевидения Круглый стол, которые были обнародованы по моей просьбе, были незаметно вкраплены элементы этого послания, которое я пишу сегодня, и даже адресат этих писем не знал о моих намерениях. Я доверял Ранди, потому что хорошо его знал, когда он был студентом факультета журналистики, и я почти каждую неделю встречался с главными представителями университетских студентов из уже так называемых тогда провинций страны в библиотеке просторного дома в Коли, где они останавливались. Сегодня вся страна один огромный университет.

Вот отдельные фрагменты из письма, направленного Ранди 17 декабря 2007 года:

Я глубоко убежден, что ответы на современные проблемы кубинского общества, где средний уровень образования приближается к 12 классам, где есть почти миллион выпускников высших учебных заведений и реальная возможность учиться всем гражданам без какой бы то ни было дискриминации, требуют больше вариантов решений каждой конкретной проблемы, чем на шахматной доске. Нельзя упускать ни единой детали, и путь не будет легким, если интеллект человека в революционном обществе должен возобладать над его инстинктами.

Мой элементарный долг не цепляться за посты и тем более не преграждать путь более молодым людям, а привносить опыт и идеи, скромное значение которых вытекает из исключительной эпохи, в которую мне выпало жить.

Я думаю, как Нимейер, что надо быть последовательным до конца.

В письме от 8 января 2008 года я писал:

Я решительный сторонник единого голоса (принцип, сохраняющий неучтенные заслуги). Именно это позволило нам избежать тенденций копировать то, что шло из стран бывшего социалистического лагеря, в том числе портрета единственного кандидата, столь одинокого, сколь в то же время солидарного с Кубой. Я глубоко уважаю ту первую попытку построить социализм, благодаря которой мы смогли продолжить выбранный путь.

Ни на минуту я не забывал о том, что вся слава мира умещается в кукурузном зерне, - вновь повторял я в том письме.

Поэтому я изменил бы своей совести, если бы занял пост, требующий мобильности и полной самоотдачи, для которых у меня нет физических сил. Объясняю это без драматичности.

К счастью, в нашем процессе еще имеются руководители старой гвардии, вместе с другими, которые были очень молоды, когда начался первый этап Революции. Некоторые почти детьми вступили в ряды бойцов в горах и благодаря своему героизму и своим интернационалистическим миссиям увенчали страну славой. Они обладают авторитетом и опытом, чтобы обеспечить смену. В нашем процессе участвует также промежуточное поколение, которое, находясь рядом с нами, постигло элементы сложного и почти недоступного искусства организовать и возглавлять революцию.

Путь всегда будет трудным и потребует разумных усилий всех. Я не верю в казалось бы легкие пути апологетства или самобичевания в качестве антитезы. Надо всегда быть готовым к худшему из вариантов. Быть столь же осмотрительным в успехах сколь твердым в бедствиях вот принцип, который нельзя забывать. Противник, которого мы должны разбить, чрезвычайно силен, но мы в течение почти полувека сдерживали его.

Я не прощаюсь с вами. Хочу только сражаться как солдат идей. Я продолжу писать под названием Размышления товарища Фиделя Кастро. То будет еще одно оружие в арсенале, на которое можно рассчитывать. Быть может, мой голос будет услышан. Я буду осмотрительным.

Спасибо.

 

Фидель Кастро Рус

18 февраля 2008 года

17.30 часов.