ОБРАЩЕНИЕ К СУДУ ТОВАРИЩА АНТОНИО ГЕРРЕРО РОДРИГЕСА В ДЕНЬ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА ЧЕТВЕРГ 27 ДЕКАБРЯ 2001 ГОДА

"Теперь стою я здесь,

мой дух не сломлен".

Уолт Уитмен

(Из "Песни о себе")

Ваша честь!

Позвольте мне сказать, что я присоединяюсь ко всему, сказанному в этом зале моими четырьмя собратьями Херардо Эрнандесом, Рамоном Лабаньино, Рене Гонсалесом и Фернандо Гонсалесом. Их заявления перед членами суда были исполнены достоинства и мужества. Наши обращения к суду основаны на строгой правде, непоколебимости наших принципов и чести героического кубинского народа. Было бы несправедливо не отметить большой профессионализм, честность и смелость адвокатов и их помощников, так же как и высокий профессиональный и этический уровень работы переводчиков - Лайзы и Ричарда - и судебных исполнителей.

В начале своих долгих дней я записал в своем дневнике: "...Настоящий человек стремится не туда, где лучше, а туда, куда его призывает долг". Это слова Хосе Марти, более ста лет спустя они будят, живут и выражают сущность чистоты и альтруизма.

Нелегко бывает порой

Верные слова найти,

Но эти во мне живут:

Сгрудившиеся,

Потрясенные,

Взращенные на правде,

В ожидании рождения и выхода на свет.

День настал.

Позволь мне, Ваша честь, просто и коротко изложить мои доводы:

Куба,

Моя маленькая страна, познала

Атаки,

Агрессию

И клевету,

Десятилетия политики

Жестокости,

Бесчеловечности

И абсурда.

Настоящую войну -

Всепожирающую, открытую;

Терроризм -

праотец ужаса;

Диверсии -

Источник руин;

Убийства - азбуку боли,

Самой глубокой боли -

Смерти.

Эту агрессию разоблачают не только документы и данные кубинского правительства, но и секретные документы самого правительства Соединенных Штатов, ныне рассекреченные.

Эта агрессия включает вербовку, финансирование и обучение Центральным разведывательным управлением антикубинских агентов, вторжение на Плая-Хирон, операцию "Мангуста", поиск предлогов для военного вторжения, планы покушений на руководителей государства и правительства, внедрение вооруженных групп, диверсии, нарушение воздушного пространства, шпионские полеты, сбрасывание бактериологических и химических веществ, обстрел побережья и строений, бомбы в отелях и на других социальных, культурных, исторических и туристических объектах, всевозможные жестокие и злонамеренные провокации.

Результат этих акций:

Больше 3 400 погибших, полная или частичная инвалидность более чем двух тысяч человек; крупный материальный ущерб для экономики - источника жизни; сотни тысяч кубинцев, которые рождаются и растут в условиях жесткой блокады и враждебной атмосферы "холодной войны". Террор, несчастья и боль для народа.

Где подготавливаются и финансируются эти непрекращающиеся безжалостные акции?

В большинстве своем, на территории самих Соединенных Штатов Америки.

Что было сделано правительственными властями этой страны для их предотвращения?

Практически ничего... И агрессия не прекращается...

Сегодня до сих пор свободно разгуливают по улицам этого города те, на ком лежит ответственность за некоторые из этих акций. А радиостанции и другие средства пропагандируют и стимулируют новые агрессивные действия против кубинского народа.

Почему столько ненависти к народу Кубы?

Потому что Куба выбрала

иной путь?

Потому что ее народ

строит социализм?

Потому что там нет

Латифундий и неграмотности?

Потому что дала народу бесплатное

образование и медицину?

Потому что подарила своим детям

свободный рассвет?

Куба никогда не покушалась на национальную безопасность Соединенных Штатов и не совершала актов агрессии или терроризма против этой страны; она является глубокой приверженкой мира и спокойствия и желает наилучших отношений между двумя народами. Она доказала, что восхищается американским народом и уважает его.

"Куба не представляет военной угрозы для Соединенных Штатов," - заявил в этом зале адмирал Кэрролл.

Военная угроза для Соединенных Штатов со стороны Кубы является нулевой, засвидетельствовал генерал Эткинсон.

Бесспорно право моей родины - как и любой другой страны - на защиту от тех, кто пытается причинить вред ее народу.

Сложной, трудной является задача предотвращения этих террористических актов, потому что им помогают пособничество или равнодушное попустительство властей.

Моя страна сделала все возможное, чтобы предупредить американское правительство об этих опасных акциях по официальным каналам, конфиденциальным либо открытым. Однако встречного сотрудничества достичь не удалось.

В девяностые годы, воодушевившись распадом социалистического лагеря, группы террористов активизировали свою антикубинскую деятельность. Они сочли, что настал долгожданный час для того, чтобы посеять всеобщий хаос, терроризировать народ, дестабилизировать экономику, подорвать индустрию туризма, стимулировать кризис и нанести смертельный удар Кубинской революции.

Что могла сделать Куба для своей защиты и предупреждения антикубинских террористических планов? Что могла она сделать, чтобы избежать более серьезного конфликта? Какие у нее были альтернативы для защиты суверенитета и обеспечения безопасности своих сыновей и дочерей?

Одной из возможностей предупреждения зверских и кровавых акций, роста страданий из-за новых смертей была скрытая работа.

Не оставалось иной альтернативы кроме как рассчитывать на людей, которые - из приверженности справедливому делу, из любви к своей родине и к своему народу, к миру и к жизни - проявили бы готовность добровольно выполнить этот почетный долг борьбы с терроризмом. Предупредить об опасности агрессии.

Предупредить конфликт, который принес бы с собой боль нашим народам, - вот какова была цель моих действий и смысл моего долга, так же как долга моих товарищей.

Мы исходили не из меркантильных интересов и не из злобных чувств. Никому из нас не приходило в голову причинять вред благородному и трудолюбивому американскому народу. Мы не нанесли ущерба национальной безопасности этой страны. Все эти данные зарегистрированы судом. Кто сомневается, может ознакомиться ними и узнать правду.

Бесчеловечные террористические акты против Всемирного торгового центра и Пентагона одиннадцатого сентября этого года исполнили негодованием всех нас, кто желает мира во всем мире. Неожиданная, небывалая смерть тысяч ни в чем неповинных граждан этой страны наполнила наши сердца глубокой скорбью.

Никто не отрицает, что терроризм - это бесчеловечное, безжалостное и отвратительное явление, которое следует срочно искоренить.

"И чтобы добиться победы необходимо располагать самой лучшей разведкой". "Требуется единство, чтобы укрепить разведывательные управления, чтобы таким образом узнавать о планах до их осуществления и выявлять террористов прежде, чем они нанесут удар".

Эти два заявления сделал не президент Республики Куба, наш главнокомандующий Фидель Кастро, а президент Соединенных Штатов Америки после тех ужасных событий. Я вновь и вновь спрашиваю себя: разве эти заявления не имеют равное значение и для Кубы, являющейся жертвой терроризма?

Именно это и сделала Куба, чтобы попытаться положить конец этому злу, которое в течение стольких лет поражало ее землю и причиняло страдания ее народу.

Ваша честь,

... состоялся "суд",

в зале знают об этом;

вместе прожиты и отмеряны

дни, загруженные заявлениями,

показаниями,

признаками,

доказательствами,

доводами,

предложениями,

обязательствами,

сомнениями,

оскорблениями,

измышлениями,

рассуждениями...

Не для оправданий я пришел сюда,

Пришел сказать

Всю правду.

"Только перед ней я в долгу".

Сговор - не было иного, кроме как обязательства быть полезным миру, служить бесценному делу, имя которому - человечество и Родина.

Намерение - не было иного, кроме как предотвратить бездумность и преступление, спасти живой цвет от неожиданной, внезапной, бессмысленной и безвременной смерти.

Не преступили. Не надругались. Не оскорбили.

Не обобрали. Не обманули. Не изменили.

Нет шпионажа - ни в мыслях, ни в делах.

Никто никогда не просил меня раздобыть какую бы то ни было секретную информацию. Здесь, в зале это подтвердили в своих заявлениях свидетели не только защиты, но даже и обвинения.

Достаточно прочесть показания, например, генерала Клэппера, Джозефа Сантоса, генерала Эткинсона, и подтвердится то, что я со всей откровенностью говорю.

Так же как и Далила Боррего, Эдвард Донохью, Тим Карей могли бы прийти сюда многие, чтобы рассказать, какой была моя жизнь, чтобы объяснить, что я делал каждый день. И наоборот, никто не пришел, чтобы дать показания против меня, и было бы невозможно найти ни одного честного человека, который смог бы указать на какой-либо антиобщественный поступок с моей стороны.

Я люблю остров, где вырос, где меня воспитали и где живет моя мать, один из моих ненаглядных сыновей и много других близких и друзей; я также люблю эту страну, где я родился, где в последние 10 лет моей жизни я оказывал и мне оказывали знаки искренней любви и солидарности.

Я убежден, что неизбежен мост дружбы не только между нашими двумя народами, но и между народами всего мира.

Вам, Ваша честь, предстоит вынести приговор по этому длительному и непростому процессу.

Представить доказательства, улики!

Услышите голоса в ответ: их нет.

Подайте факты, аргументы!

Услышите голоса в ответ: вины там нет.

Прочесть дела, свидетельства!

Услышите голоса в ответ, что невозможно

Обвинить этих людей.

Услышите голоса, идущие из глубины сердца.

Страстные голоса, исполненные убежденности в правоте.

Голоса, которые не захотел услышать или не услышал

Суд присяжных,

Которому справедливое решение оказалась не под силу.

Они ошиблись! Их приговор - кощунство. Но мы с самого начала знали, что, поскольку речь идет о Кубе, в Майами иначе и быть не могло.

Это был, прежде всего, политический процесс.

В личном плане я не могу просить ничего иного - только правосудия, на благо наших народов, ради торжества правды. Справедливый приговор, свободный от политических пут и полноценный, стал бы важным событием в этот эпохальный момент борьбы с терроризмом.

Позвольте мне повторить, что я никогда не причинял никому личного или какого-либо материального вреда. Никогда не пытался совершать действий, которые могли бы поставить под угрозу национальную безопасность Соединенных Штатов.

Если бы меня попросили об аналогичной помощи, я бы с честью снова сделал это. В этот момент в моей памяти ярко возникает фрагмент письма, которое кубинский генерал Антонио Масео, сражавшийся за независимость Кубы в XIX веке, написал испанскому генералу:

"Не вижу оснований для того, чтобы быть в стороне от дела человечества. Моя политика основана не на ненависти, она основана на любви; это политика не исключительности, это политика, основанная на человеческой морали". (Конец цитаты.)

В результате вашего приговора моим дорогим братьям и мне придется отправиться в несправедливое заточение, но и оттуда мы будем неустанно защищать наше дело и наши принципы.

Наступит день, когда нам больше не придется жить на грани страха и смерти, и в этот исторический день во всей полноте предстанет реальная правота нашего дела.

Ваша честь!

Прошло много месяцев и дней несправедливого, жестокого, ужасного заключения!

Порой я задавался вопросом: что такое время? И как святой Августин отвечал себе: "Если меня спрашивают об этом, я не знаю. Но если не спрашивают, то знаю". Часы одиночества и надежд, размышлений над несправедливостью и подлостью, вечные минуты, в которых огнем горят воспоминания: есть воспоминания, что сжигают память!

На этой последней странице приведу стихи Марти, которые я записал в хронике моих долгих дней:

"Я в жизни присягнул на верность долгу,

И солнце никогда, клонясь к закату,

Не видело, чтоб был я побежден..."

("Свободные стихи")

Еще процитирую в этом зале уругвайского и всемирного поэта Марио Бенедетти:

"...и победа будет там

прорастать, как я..."

Потому что в конце концов мы, свободные и победоносные, отдохнем под этим солнцем, в котором сегодня нам отказывают.

Спасибо.

Антонио Герреро.