ВЫСТУПЛЕНИЕ В ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕЕ ПОСТОЯННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ РЕСПУБЛИКИ КУБА, ПОСЛА БРУНО РОДРИГЕСА ПО ТЕМЕ: МЕРЫ ПО ЛИКВИДАЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА.

Нью-Йорк, 1 октября 2001 г.

Господин Председатель!

Всего два дня назад, выступая перед сотней тысяч соотечественников, президент Фидель Кастро заявил:

Всеобщее потрясение, испытаноое всеми народами мира вследствие безумного террористического нападения на американский народ 11 сентября, создало исключительные условия для искоренения терроризма без того, чтобы развязывать бесполезную и, быть может, бесконечную войну.

Террор всегда использовался худшими врагами человечества в качестве орудия для того, чтобы сокрушить и подавить борьбу народов за свое освобождение. Он изначально не может быть орудием по-настоящему благородного и справедливого дела.

Далее он добавил:

Похоже, многие еще не поняли, что 20 сентября в конгрессе Соединенных Штатов был провозглашен конец независимости всех остальных государств без единого исключения и прекращение функций Организации Объединенных Наций.

Куба была первой страной, заговорившей о необходимости международной борьбы с терроризмом. Она заявила об этом всего через несколько часов после трагедии, обрушившейся на американский народ 11 сентября, сказав дословно следующее: Ни одну из современных мировых проблем нельзя решить силой. [] Международное сообщество должно создать настрой в мире, осуждающий терроризм. [] Только разумная политика поисков консенсуса и международное общественное мнение смогут вырвать проблему с корнем. [] Этот столь необычный факт должен послужить для того, чтобы начать международную борьбу с терроризмом. [] У мира нет спасения, если не следовать линии мира и международного сотрудничества.

У меня нет ни малейшего сомнения, что страны третьего мира - и я бы осмелился сказать, почти все без исключения, - независимо от политических и религиозных различий, были бы готовы, в качестве альтернативы войне, примкнуть к остальному миру в борьбе с терроризмом.

Для этих народов спасение мира с сохранением достоинства и независимости и не прибегая к войне является краеугольным камнем борьбы, которую мы, объединившись, должны вести за подлинно справедливый мир свободных народов.

Господин Председатель!

Вместо войны необходимо организовать международное сотрудничество для проведения эффективных глобальных акций - в соответствии с международным правом, Уставом Организации Объединенных Наций и соответствующими международными конвенциями, - основанных на чрезвычайной силе консенсуса и суверенной и единой воле всех государств.

Куба указала: Достаточно было бы вернуть Организации Объединенных Наций отнятые у нее прерогативы, и пусть Генеральная Ассамблея самый общепризнанный и представительный орган данной организации - станет центром этой борьбы за мир, чтобы искоренить терроризм при полной и единодушной поддержке мировой общественности. Не важно, что ее полномочия ограничены вледствие произвольного права вето постоянных членов Совета Безопасности, большинство которых также являются членами НАТО. [ ] Необходимо вернуть Организации Объединенных Наций ее миротворческие функции.

Организация Объединенных Наций это именно такая универсальная коалиция, которая нужна нам для борьбы против терроризма. Ни одна аморфная и непредсказуемая коалиция, ни НАТО и ни одна военная организация, ни одна группа государств, какими бы могущественными они ни были, не в состоянии заменить Организацию Объединенных Наций в глобальной и законной акции против терроризма. Организации Объединенных Наций не следует поступаться своими функциями и прерогативами под диктатом какой-либо страны, услужливой уступкой потакать интересам гегемонов.

Организация Объединенных Наций, и только она, призвана решать серьезные проблемы глобализированного мира, в числе которых находится и требующая безотлагательного решения проблема терроризма, действуя взвешенно, хладнокровно, решительно и энергично.

В Организацию Объединенных Наций входят все государства мира, она обладает историческим нравственным авторитетом, ее принципы и нормы общепризнанны, она располагает полномочиями для создания и кодификации норм, может действовать во всех областях, ее многочисленные и разнообразные органы обладают обширными возможностями.

Мы поддерживаем утверждение Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о том, что эта организация является естественным форумом для создания всемирной коалиции. Только она может придать глобальную законность долгосрочной борьбе против терроризма.

В случае необходимости, Организация Объединенных Наций имеет даже прерогативу применения силы в защиту принципа коллективной безопасности, однако этой исключительной прерогативой следует пользоваться с крайне осторожностью и ответственностью.

Господин Председатель!

Организация Объединенных Наций предпринимала многочисленные усилия по борьбе с терроризмом, о чем свидетельствуют действующие конвенции, иные недавно принятые документы и многочисленные резолюции Генеральной Ассамблеи и других органов.

Для продвижения вперед нам следовало бы, отказавшись от гегемонизма и национальных амбиций, со всей честностью рассмотреть все формы и проявления терроризма, во всех уголках планеты, ни в коем случае не исключая государственный терроризм.

Мы должны сделать так, чтобы возобладала политическая воля большинства государств, направленная на применение международных инструментов в полной мере, без двойных стандартов, без политической селекции, без выделения тех, кто живут в обществах изобилия, без того, чтобы государства и их вооруженные силы, особенно вооруженные силы самых могущественных стран, чувствовали за собой право действовать вне закона и международного права.

Господин Председатель!

Мы разделяем призывы к здравомыслию и выдержке, которые поступают изо всех регионов. На террористические акты 11 сентября нельзя отвечать акциями мести и войны, которые повлекут за собой спираль насилия и варварских, доселе невиданных акций. Решение состоит не в том, чтобы издавать законы или декреты, разрешающие казнить без суда, чтобы государства убивали иностранных граждан, конспиративно действовали в других странах, нарушая законы и границы, или применяли силу внутри других государств. Это отдалило бы мир от ликвидации терроризма и означало бы конец механизмов коллективной безопасности. Это означало бы господство силы и начало конца столь восхваляемого правового государства.

Террористические акты совершают, как правило, группы экстремистов и даже отдельные лица. Перед лицом такого факта, каким бы серьезным он ни был, право на законную защиту не должно служить могущественному государству поводом для того, чтобы в одностороннем порядке развязывать войну, которая может приобрести глобальный и непредсказуемый характер и в результате которой может погибнуть несчетное число невинных людей. Оно должно осуществляться как право всех на общую защиту. Страны Юга в конечном счете станут жертвами силовых акций, если сегодня мы допустим войну под предлогом борьбы против терроризма.

Куба поддерживает многочисленные предпринятые или обсуждающиеся инициативы, которые могут способствовать действиям Организации Объединенных Наций, в том числе представленные Движением неприсоединившихся стран, как, например, созыв конференции на высоком уровне по международному терроризму, создание центра международного сотрудничества и проведение переговоров по Всеобщей конвенции по международному терроризму. Мы также готовы к конструктивному рассмотрению других инициатив, которые могли бы способствовать борьбе против терроризма и обладали бы той законностью, о которой говорил Генеральный секретарь.

Господин Председатель!

Хотя в прошлом Совет Безопасности осуществлял определенные усилия и принимал различные резолюции, в отношении терроризма преобладала умеренность. В тех немногих случаях, когда рассматривались конкретные акты терроризма, это делалось в силу прямой заинтересованностью каких-либо его постоянных членов.

В то же время, Куба попросила Совет Безопасности действовать в связи с взрывом в воздухе пассажирского самолета CU 455, в результате которого в 1976 году погибло 73 человека, и, тем не менее, представленный Кубой проект Резолюции S/23990 даже не рассматривался.

Сейчас я вновь просмотрел тот проект, сравнивая его с резолюцией, которую Совет Безопасности принял в пятницу вечером, и увидел, что хотя наш проект был значительно более сдержанный, в нем предлагались некоторые концепции и меры, содержащиеся в принятой резолюции.

Кубинский проект в своей преамбуле указывал на необходимость пресечения актов международного терроризма в целях поддержания международного мира и безопасности; подчеркивал непреложность эффективных действий, направленных против терроризма, указывал на то, что на своей территории государства должны воздерживаться от организации, подстрекательства, содействия, участия и попустительства в отношении террористических актов. В нашем тексте отмечалось, что один из постоянных членов Совета Безопасности заявил, что располагает доказательствами по этому факту. Также учитывалось то, что главный организатор террористического акта, Орландо Бош, жил на территории этого же государства, где, кстати, проживает и сегодня, и что второй основной организатор, Луис Посада Каррилес, после этого чудовищного преступления выполнял двойные функции в правительстве данного государства. Кубинский проект резолюции также предлагал участие Совета в борьбе против международного терроризма, ссылаясь на Главу VII Устава.

Резолюция не просила ни применения силы, ни санкций, а лишь того, чтобы Совет осудил взрыв в воздухе пассажирского самолета, потребовал расследовать преступление и наказать виновных. Резолюция просила упомянутое государство передать информацию и материалы, касающиеся прошлого или настоящего местонахождения террористов на его территории, принять эффективные меры к тому, чтобы не допустить использования его территории для подготовки, организации или проведения террористических акций, направленных против Кубы, а Совет Безопасности продолжить рассмотрение этого дела.

После Кубы вышеупомянутый постоянный член произнес пятиминутное выступление, чтобы заявить: ...Не могу не задаться вопросом, зачем мы здесь собрались... Собравшись сегодня, ...мы теряем наше самое большое богатство время. На этом собрание закончилось.

В отличие от этого, Совет Безопасности только что, после быстрых и мало транспарентных переговоров, принял Резолюцию, которая приказывает государствам провести срочные изменения законодательных норм, требует незамедлительных отчетов и создает своего рода Генштаб против терроризма.

Совет дает указания бороться в самых различных сферах, начиная экономикой и финансами и кончая наркоторговлей, контролем границ, отмыванием денег, подделкой документов, контрабандой взрывчатых веществ, ядерного, химического, биологического и иного оружия. Также затрагиваются вопросы, связанные с транснациональными преступлениями, оружием массового уничтожения, технологиями связи и обменом информацией между разведывательными органами по поводу лиц и организаций, практикующих терроризм.

Чтобы выполнить эту резолюцию, необходимо прежде определить, кто эти люди и какие акции считать террористическими. Можно себе представить, откуда поступит эта интерпретация.

Совет Безопасности подтолкнули к оказанию юридической поддержки гегемонистским, произвольным решениям господствующей державы, нарушающим Устав и нормы международного права, ущемляющим суверенитет всех государств. В этих целях вновь узурпируются функции Генеральной Ассамблеи, единственного органа, универсальный состав и демократические методы которого могут придать законный характер решениям подобного масштаба. Совет прибегает к неслыханному методу придавать обязательный для всех государств характер некоторым нормам, содержащимся в конвенциях против терроризма, по которым сами государства должны принимать решение, подписывать их или нет.

Совет Безопасности, заложник права вето, может осуществлять лишь селективную, своевольную, несправедливую и неэффективную диктатуру взамен морального лидерства, которого требует всестороннее противодействие терроризму в глобализированном мире.

Терроризм не удастся ликвидировать, пока осуждаются одни террористические акты и замалчиваются или оправдываются другие. Этическим императивом является, например, прекращение осуществления права вето для того, чтобы воспрепятствовать международным мерам, направленным на защиту палестинского народа от бесчисленных актов государственного терроризма, которым он подвергается.

Куба считает, что любая силовая акция против терроризма требует ясно выраженного предварительного разрешения Совета Безопасности, как установлено Уставом, и что ни одна из двух его резолюций, принятых в связи с событиями 11 сентября, не может служить основанием для проведения односторонних военных или силовых действий.

Наша страна, как и всегда, несмотря на некоторые необоснованные методы и решения Совета Безопасности, будет добросовестно сотрудничать с ним, в соответствии с Уставом, и добиваться соблюдения своих собственных законов, которые суверенно принял для себя наш народ, соответствующих нормам международного права и решительно и энергично направленных против любой террористической акции, кто бы ее ни совершил, а также других тяжких преступлений международного характера, которые совершаются в мире.

Мы заявляем об этом со всей моральной силой, которую дает нам тот факт, что наши финансы носят транспарентный характер, а наши банки не хранят и не отмывают деньги, полученные нечестным путем; тот факт, что наши организации не занимаются незаконной продажей информации или технологий и не допускают контрабанды оружия или опасных субстанций, что наши границы не служат для прикрытия транснациональных преступлений.

Конкретные меры, о которых идет речь в принятой Советом Безопасности резолюции и к которым Куба присоединяется, следует применить в первую очередь к крупным банкам, где, как всем известно, и отмываются деньги.

Я должен категорически заявить, что Куба не будет принимать участия в каких бы то ни было акциях военного характера.

Господин Председатель!

Сегодня я взываю здесь к памяти 3 478 кубинцев, погибших в результате агрессии и террористических актов, и напоминаю о требовании справедливости 2099 кубинцев, оставшихся инвалидами по той же причине.

Я взываю в том числе и к памяти Феликса Гарсии, дипломата, сотрудника кубинской миссии при Организации Объединенных Наций, убитого здесь, в Нью-Йорке, как раз 11 сентября 1980 года. Его убийца был задержан в ноябре прошлого года в Панаме, во время Иберо-американской встречи в верхах, когда вместе с Посадой Каррилесом, в целях убийства президента Фиделя Кастро, намеревался взорвать актовый зал университета, в котором находились тысячи студентов. Посада Каррилес и члены его группы до сих пор не были выданы и не понесли наказания. Есть основания опасаться их побега до вынесения приговора, или же полной безнаказанности.

Только в девяностые годы против Кубы было совершено 68 террористических актов, 33 из них за последние пять лет.

Наша страна говорит со всем моральным правом страны, которая никогда не совершала террористических актов, даже не предпринимала попыток физической расправы, в целях законной защиты, над непосредственными исполнителями или организаторами чудовищных преступлений против нашего народа, которые финансировали и осуществляли Кубино-американский национальный фонд и другие группы террористической мафии из Майами. Тем не менее, с абсолютной безнаказанностью, из-за рубежа организовывались, в весьма недалеком прошлом, покушения с применением бомб, покушения на убийство кубинских руководителей и налеты на жизненно важные объекты нашей экономики.

Только почтение и уважение нашего народа к жертвам террористического акта 11 сентября, а также серьезность нынешнего положения, из-за которого мы собрались для поиска конструктивных решений, побуждают меня способствовать духу этих дебатов нашим молчанием по поводу истоков направленного против Кубы терроризма, не упоминать причины, соучастников, подлинных виновников, финансовые потоки, продажные суды, оправдывающие преступников, и территории, где находятся террористические организации, действующие против Кубы.

Я разделяю надежду, что трагедия 11 сентября подтолкнет к размышлению и заставит изменить, в соответствии с желаниями американского народа, проводимую политику, которая поощряет и в конечном итоге покрывает терроризм против моего народа. Терроризму против Кубы следует положить конец.

Я должен заявить, что в условиях такой безнаказанности Куба имеет полное право защищаться от терроризма. Пять молодых кубинцев, подвергающихся несправедливому заключению и унизительному обращению во Флориде, не раскаиваются в том, что своим героизмом они спасли от смерти кубинских и американских граждан.

Как указал президент Фидель Кастро, Куба, обладая моральным правом, которое дает ей тот факт, что это страна, испытавшая больше всего террористических атак в течение самого долгого времени, чей народ не дрожит ни перед чем, и в мире нет угрозы или силы, способной его запугать, заявляет, что она - против терроризма и против войны. Хотя это уже малоосуществимо, она повторяет, что необходимо избежать войны, последствия которой непредсказуемы и авторы которой признались, что не имеют даже представления о том, как будут развиваться события. Она также подтверждает свою готовность сотрудничать со всеми остальными странами в деле полного искоренения терроризма.

Что бы то ни было, никогда не будет позволено использовать нашу территорию для террористических акций против народа Соединенных Штатов. И мы сделаем все что в наших силах, чтобы избежать подобных акций, направленных против него. Сегодня мы выражаем ему нашу солидарность и призываем к спокойствию и миру.

В заключение президент нашей страны, выражая общее чувство нашего народа, заявил:

С честью, до последней капли крови, мы будем защищать свою независимость, свои принципы и свои социальные завоевания, если на нас нападут!

Большое спасибо.