НОВЫЕ ВЫДУМКИ И ПРОИСКИ КАСТАНЬЕДЫ

(Опубликовано в газете Гранма от 29 апреля 2002 года)

После того, как были увидены, прочитаны и услышаны факты, происходившие в эти дни, недели, месяцы и даже годы здесь достаточно хорошо известно досье господина Кастаньеды, - усиленно обращает на себя внимание одно из его самых недавних но конечно же, далеко не последних заявлений представителям прессы о том, что он квалифицировал как двойную игру Кубы в связи с просьбой о закупках, с которой, по его словам, кубинское правительство обратилось к Мексике, чтобы приобретать нефтепродукты посредством кредитной линии, предоставленной Внешнеторговым банком (Банкомэкст).

И далее, словно чтобы сделать свои утверждения еще более туманными, он добавил: Насколько мне известно, мы им их не продаем (нефть и нефтепродукты). Время от времени может отгружаться какое-то количество, но в принципе мы не продаем им нефть, они не зависят от нас, всю свою нефть они получают практически бесплатно из Венесуэлы,

Заявление министра иностранных дел Мексики еще одна колоссальная ложь.

После Политического заявления Главнокомандующего Фиделя Кастро, сделанного 22 апреля, Куба не обращалась с просьбой ни о каком кредите, не делала каких бы то ни было шагов, чтобы просить о финансировании, и даже не было контактов или встреч с мексиканскими учреждениями или должностными лицами.

Кредит, который мог бы иметь в виду министр иностранных дел Кастаньеда, относится к 1993 году, когда после подписания соглашения о создании совместного предприятия по телекоммуникациям между кубинским телефонным предприятием и одним из мексиканских предприятий Внешнеторговый банк Мексики предоставил Кубе кредит, использованный на покупку нефти, выплаты по которому наша страна производила со всей строгостью.

В данном соглашении от 1993 года устанавливалось, что как только Куба начнет выплачивать основную сумму долга, она сможет, как это принято в обычной финансовой практике, вновь брать такие же суммы.

Однако можно сказать, что процесс переговоров с целью получения этой законной и нормальной льготы оказался долгим и трудным. Переговоры начались в начале 2001 года, а к соглашению удалось прийти лишь 5 марта этого года, причем мексиканские власти, со своей стороны, еще не завершили все соответствующие формальности, чтобы полностью запустить в действие то, о чем была достигнута договоренность.

Следовательно, нельзя использовать кредит 1993 года, соглашение о котором было достигнуто во время шестилетнего периода правления Карлоса Салинаса де Гортари и который был актуализирован в соответствии с тогдашней договоренностью в ходе процесса, длившегося практически почти весь 2001 год и завершившего в марте этого года, чтобы говорить о двойной игре Кубы, на которую ссылается господин Кастаньеда, прибегая ко лжи, извращая действительность и грубо пытаясь сбить с толку общественное мнение.

Как соглашение от 1993 года, так и переговоры, начатые в 2001 году и позволившие Кубе вновь получить часть кредита, который она продолжает выплачивать, не только были полезными для Кубы, но и в особенности были выгодны Мексике, потому что в обоих случаях мексиканское правительство гарантировало не исключительно выплату по основной сумме долга Банкомэксту за заем, сделанный в 1993 году, который только частично получается как новое обязательство после выплаты соответствующих процентов, но также и погашение прежних задолженностей, что происходило в совокупности.

Дополнительно соглашение 1993 года позволило мексиканским предприятиям получить участие в важных сферах кубинской экономики таких как туризм, кроме упомянутой сферы телекоммуникаций.

Помимо того, что данные кредиты были получены до нынешних политических разногласий, они никоим образом не представляют собой просьбу со стороны Кубы или предложения со стороны Мексики: речь идет о соглашении, к которому приходят при наличии нормальных экономических отношений между двумя странами, и теперь мы не знаем, входит ли в намерения господина Кастаньеды также подорвать эти отношения, в случае чего ни у кого не останется сомнений, что это будет лежать на его ответственности и, следовательно, на ответственности его правительства.

Следует добавить, что в этой и в других коммерческих операциях, по очевидным причинам, вытекающим из экономической войны, навязанной нашим могущественным соседом, кубинские власти в соответствии с традицией всегда вели эти переговоры с подобающей осмотрительностью, чтобы избежать оказания давления на Мексику и потому, что это является необходимостью, обусловленной 43 годами блокады. Однако само мексиканское министерство иностранных дел в коммюнике от 6 марта этого года объявило, что обе страны подписали соглашение, в котором пересматриваются условия кубинского долга в 380 миллионов долларов, определяется срок его выплаты в десять лет и выражается воля обоих правительств установить здоровые и стабильные торгово-финансовые отношения. Там абсолютно не объяснялось, каковы прецеденты, обстоятельства и взаимные выгоды подобного соглашения.

По мнению министерства иностранных дел этой страны, таким образом для Мексики открывалась возможность увеличить свой экспорт на Кубу, поскольку последняя получала возможность приобретать товары мексиканских предприятий первоначально на 30 миллионов долларов. В коммюнике также уточнялось, что подписание соглашения состоялось в посольстве Мексики в Гаване, назывались имена участвовавших в этом должностных лиц и говорилось о ликвидации задолженности Банкомэксту со стороны Национального банка Кубы на сумму 36 миллионов долларов. Можно видеть разницу между тем, что было вложено, и тем, что было получено, и ясно, что названная цифра в 30 миллионов долларов предназначалась для покупки мексиканских товаров.

Как это принято в международной деловой практике, после подписания этих соглашений и в целях их реализации последовал ряд шагов, чтобы дополнить документацию, легализировать ее и т. д., которые в данном случае были предприняты Национальным банком Кубы и Банкомэкстом и длились вплоть до недавнего времени, но совершенно ясно, что после понедельника 22 апреля руководители обоих банков, являющиеся лицами, которые отвечают за материализацию кредита, не имели каких бы то ни было контактов.

Сама мексиканская печать принялась искать информацию и аргументы по этой теме, в результате чего стало ясно, что речь идет о новых происках. Газета Миленио за четверг, 25 апреля, в статье под заголовком Переговоры о нефти между Кубой и Мексикой завершились в феврале сообщает, что хотя Петролеос Мехиканос (ПЕМЕКС) не продавало нефти Кубе с 1997 года, до февраля этого года шли переговоры между ПЕМЕКС и Кубапетролео о плане, инициатива которого принадлежала Мексике, чтобы возобновить и финансировать закупки нефти и нефтепродуктов, вести нефтеразведку в кубинской зоне Мексиканского залива и производить другие инвестиции.

В своих расследованиях известия, сообщенного мексиканским министром иностранных дел то есть новой утки и злонамеренной выдумки Кастаньеды, журналист Луис Каррилес в статье под заголовком Куба отвечает: просьба была уже оформлена, указывает, что Куба не просила ничего ни в разгар кризиса с Мексикой, ни в ходе саммита в Монтеррее, ни в связи с кризисом Чавеса.

В этом сообщение добавляется, что то, что министр иностранных дел Кастаньеда передаст в среду президенту Фоксу, - это документ, составленный уже три месяца назад в рамках переговоров о пересмотре условий кубинского долга, который уже полностью выплачен наличными вплоть до последнего цента. Именно потому, что долг был выплачен, продолжает сообщение, и возник разговор о кредите на покупку нефтепродуктов и других трех-четырех видов товаров по предложению Мексики. Единственное упоминание темы нефти в эти месяцы делалось со стороны Мексики, когда в разгар кризиса Чавеса правительство Фокса предложило Кубе восполнить эти закупки в рамках соглашения Сан-Хосе, на что Куба ничего не ответила. Посол Мексики на Кубе Рикардо Паскоэ в тот самый день, когда Мексика известила Кубу, что будет голосовать в Женеве за резолюцию, предложенную Уругваем, напомнил о сделанном предложении. На это Фидель Кастро ответил, что нет, большое спасибо, но это подачка и что Мексика хочет купить за нефть достоинство.

Стоит добавить, что последующие разъяснения руководителей ПЕМЕКС также давались в обманчивой форме, поскольку мы со всей определенностью можем подтвердить, что с момента возникновения серьезных политических разногласий между обоими правительствами не было никакой кубинской просьбы к ПЕМЕКС, чтобы получить поставки нефти, даже ничего, связанного с уже объясненной кредитной линией Банкомэкста.

Таким образом, любое заверение относительно шагов кубинского правительства, предпринятых с тем, чтобы просить о мексиканских кредитах на эти цели, является плодом патологической одержимости, которая может нанести вред кубинской экономике, но также в этом случае еще больший вред интересам самой Мексики.

В отношении гнусного утверждения, что Куба получает всю свою нефть бесплатно из Венесуэлы, мы должны разъяснить, что поставки нефти из Венесуэлы происходят в соответствии с выполнением Каракасского соглашения, включающего центральноамериканские и карибские страны, по которому Куба получает ежегодно едва ли треть всей нефти, которую потребляет, и систематически оплачивает ее согласно договоренности на соответствующих условиях и в соответствующие сроки, как совсем недавно признали сами руководители ПДВЕСА. Другие страны получают из Венесуэлы более 50% того, что потребляют, а некоторые даже 100%.

Перед лицом фактом, очень далеких от двойной игры, в которой господин Кастаньеда попытался обвинить Кубу, вновь появившись на сцене 24 апреля, следовало бы задать себе вопрос, что стоит за его новыми маневрами, интригами и выдумками.

Со своей стороны, мы должны напомнить, что никакие угрозы или попытки давления в каком бы то ни было направлении ничуть не могут запугать Кубу. История последних четырех десятилетий такова, что ни один реальный или потенциальный противник не может имеет причин, прецедентов или каких бы то ни было оснований ее игнорировать.