Размышления товарища Фиделя Кастро

 

ГОРА РОДИЛА МЫШЬ

 

Буш демонстрировал свое удовольствие тем, что Лула был его соседом справа на ужине в пятницу. Ху Цзиньтао, которого Буш уважает за огромный рынок его страны, за способность производить потребительские товары по низкой цене и огромные резервы в долларах и бонах Соединенных Штатов, он посадил слева от себя.

Медведев, кого он оскорбляет угрозой разместить радары и ядерные стратегические ракеты недалеко от Москвы, был помещен вдали от хозяина Белого дома.

Король Саудовской Аравии страны, которая будет производить в ближайшем будущем 15 миллионов тонн легкой нефти по высоко конкурентоспособным ценам, - также сидел слева от него, рядом с Ху Цзиньтао.

Его самый верный союзник в Европе - премьер-министр Великобритании Гордон Браун, судя по изображениям, не был с ним рядом.

Николя Саркози, недовольный нынешней архитектурой финансового порядка, находился далеко и сидел с удрученным видом.

Председателя испанского правительства Хосе Луиса Родригеса Сапатеро - жертвы личного неудовольствия Буша и участника вашингтонского конклава - я даже и не видел на телевизионных кадрах ужина.

Таким образом были расположены присутствующие на банкете.

Любой мог бы ожидать, что на следующий день состоятся глубокие обсуждения трудноразрешимого вопроса.

Рано утром в субботу информационные агентства сообщали о программе встречи в вашингтонском Нэшнл Билдинг Мьюзиэм. Была расписана каждая секунда. Должны были проанализировать нынешний кризис и меры, которые следовало принять. Встреча должна была начаться в 11.30 по местному времени. Сначала сеанс фотографирования семейные фотографии, как назвал их Буш; через двадцать минут первое пленарное заседание, затем второе в середине дня. Все строжайшим образом расписано, даже благородные посещения туалета.

Речи и анализы должны были продлиться примерно три с половиной часа. В 15.25 по местному времени - обед. Затем сразу же, в 17.05, заключительная декларация. Через час, в 18.05, Буш отправлялся в Кэмп-Дэвид - безмятежно отдыхать, ужинать и спать.

Тем, кто следил за встречей в течение дня, не терпелось узнать, как в такой короткий срок будут рассмотрены проблемы планеты и рода человеческого. Объявлялось, что будет принята заключительная декларация.

На деле заключительная декларация саммита была составлена предварительно выбранными экономическими советниками, в большой степени проникнутыми неолиберальными идеями, в то время как Буш в своих высказываниях до и после саммита требовал больше власти и больше денег для Международного валютного фонда, Всемирного банка и других всемирных учреждений, находящихся под строгим контролем Соединенных Штатов и их самых ближайших союзников. Эта страна решила впрыснуть 700 миллиардов долларов, чтобы спасти свои банки и транснациональные корпорации. Европа предлагала такую же или большую сумму. Япония самая прочная опора Соединенных Штатов в Азии пообещала сделать вклад в 100 миллиардов долларов. От Китайской Народной Республики, развивающей растущие и выгодные торговые связи со странами Латинской Америки, также ждут вклада в 100 миллиардов из ее резервов.

Откуда возьмется столько долларов, евро и фунтов стерлингов, как не из серьезных долгов, которыми обременят новые поколения? Как можно строить здание мировой экономики на бумажных банкнотах том, что в действительности немедленно будет пущено в оборот, в то время как выпускающая их страна имеет огромный бюджетный дефицит? Стоило ли столько перемещаться по воздуху в точку планеты, называемую Вашингтон, чтобы встретиться с президентом, которому остается только 60 дней правления, и подписывать документ, уже составленный заранее, чтобы быть принятым в вашингтонском Музее? Были ли правы радио, телевидение и печать Соединенных Штатов, когда не придавали особого значения этим старым империалистическим вывертам в виде столь пресловутой встречи?

Невероятным является сама заключительная декларация, принятая консенсусом участников конклава. Очевидно, что она представляет собой полное согласие с требованиями Буша до саммита и в его ходе. Некоторым из стран-участниц не оставалось ничего иного как ее принять; в своей отчаянной борьбе за развитие они не хотели отрываться от самых богатых и сильных с их финансовыми институтами, которые составляют большинство в Группе двадцати.

Буш говорил в состоянии настоящей эйфории с использованием демагогических слов, зачитывал фразы, отражающие заключительную декларацию:

Первое решение, которое мне надо было принять, - сказал он, - касалось того, кто приедет на встречу. Я решил, что нам надо собрать страны Группы двадцати вместо только стран Восьмерки или Группы тринадцати.

Но как только принимается решение собрать Группу двадцати, возникает главный вопрос: со сколькими странами шести разных континентов, представляющими различные этапы экономического развития, возможно достичь договоренностей, которые были бы содержательными. Я рад доложить, что ответом на этот вопрос является - абсолютно.

Соединенные Штаты предпринимают некоторые экстраординарные меры. Вы, кто следил за моей карьерой, знаете, что я сторонник свободного рынка, и если не принять решающих мер, возможно, что наша страна погрузится в депрессию более страшную, чем Великая депрессия.

Мы только что начали работать с фондом в 700 миллиардов долларов, который начинает направлять деньги в банки.

Так что мы все привержены продолжать работу над политикой, направленной на рост.

Прозрачность очень важна для того,чтобы инвесторы и регулирующие органы могли точно знать, что происходит.

Остальное, сказанное Бушем, - в этом же роде.

Заключительная декларация саммита, для зачтения которой вслух вследствие ее объема требуется полчаса, определяет саму себя в следующих выбранных абзацах:

Мы, руководители стран участниц Группы двадцати, собрались на свою первую встречу в Вашингтоне 15 ноября, в период, когда мировая экономика и финансовые рынки сталкиваются с серьезными вызовами

мы должны заложить основу для реформы, чтобы не допустить в будущем повторения глобального кризиса, подобного нынешнему. В своей работе мы будем руководствоваться рыночными принципами, открытым торговым и инвестиционным режимом

участники рынка, стремясь к получению высоких прибылей, не учитывали должным образом имеющихся рисков и потерпели неудачу

Политики, а также регулирующие и контрольные инстанции в ряде развитых стран должным образом не учитывали и не предупредили о нарастающих рисках на финансовых рынках

непоследовательная и недостаточно скоординированная макроэкономическая политика и неадекватные структурные реформы привели к нестабильным глобальным макроэкономическим результатам.

Многие страны с развивающейся рыночной экономикой, которые способствовали поддержанию устойчивости мировой экономики, во все большей степени испытывают на себе негативное воздействие замедления глобальных темпов развития.

Мы подчеркиваем важность роли МВФ в кризисном реагировании, приветствуем новый созданный им механизм краткосрочного обеспечения ликвидных средств и настоятельно призываем к проведению им пересмотра имеющихся у него инструментов в целях обеспечения гибкости.

Будем рекомендовать Всемирному банку и другим многосторонним банкам развития (МБР) использовать все свои возможности в порядке осуществления своих программ развития

Обеспечим, чтобы в распоряжении МВФ, Всемирного банка и других многосторонних банков развития имелись достаточные ресурсы, позволяющие им играть свою роль в преодолении кризиса.

Мы будем осуществлять строгий контроль над кредитными агентствами с разработкой международного кодекса поведения.

Мы обязуемся отстаивать целостность мировых финансовых рынков путем усиления защиты инвесторов и потребителей.

Мы привержены продвижению реформы бреттон-вудских организаций, с тем чтобы они могли отражать изменения в мировой экономике и чтобы повысить их легитимность и эффективность.

Мы встретимся вновь 30 апреля 2009 года для рассмотрения хода реализации согласованных сегодня принципов и решений.

Мы признаем, что эти реформы окажутся успешными только в том случае, если они будут опираться на приверженность принципам свободы рынков, включая верховенство закона, уважение частной собственности, инвестиций и свободной торговли, основанные на конкуренции и эффективные рынки, а также наличие эффективных и действенно регулируемых финансовых систем.

Мы будем воздерживаться от создания новых барьеров для инвестиций и торговли товарами и услугами.

Мы осознаем воздействие нынешнего кризиса на развивающиеся страны, особенно наиболее уязвимые из них.

Мы убеждены, что по мере продвижения вперёд, при наличии партнерства, сотрудничества и многостороннего курса, мы преодолеем стоящие перед нами вызовы и восстановим стабильность и процветание мировой экономики.

Технократический язык, недоступный для масс.

Обходительность в отношении империи, которую никоим образом не критикуют за ее беззаконные методы.

Похвалы в адрес МВФ, Всемирного банка и многосторонних кредитных организаций, порождающих долги, немыслимые бюрократические расходы и инвестиции, направленные на поставки сырья крупным транснациональным корпорациям, которые, кроме того, являются ответственными за кризис.

Все в таком стиле, до последнего абзаца. Декларация скучна, полна общих мест. Она не говорит абсолютно ничего. Она была подписана Бушем защитником неолиберализма, ответственным за бойни и геноцидные войны, вложившим в свои кровавые авантюры все деньги, которых было бы достаточно, чтобы изменить экономическое лицо мира.

В документе не говорится ни единого слова об абсурдности политики превращения продуктов питания в топливо, которую отстаивают Соединенные Штаты, о неравном обмене, чьими жертвами являемся мы, народы третьего мира, о бесплодной гонке вооружений, производстве и торговле оружием, нарушении экологического равновесия и серьезнейшей угрозе миру на земле, ставящей ее на грань уничтожения.

Только одна коротенькая фраза в длинном документе упоминает о необходимости противостоять климатическим изменениям - всего три слова.

Из декларации видно, как страны, присутствующие на конклаве, требуют новой встречи в апреле 2009 года, в Великобритании, Японии или любой другой стране, отвечающей должным требованиям никто не знает, в какой, - чтобы проанализировать ситуацию с мировыми финансами в мечте, что циклические кризисы с их драматическими последствиями никогда более не повторятся.

Теперь дело теоретиков слева и справа хладнокровно или горячо высказать мнения о документе.

С моей точки зрения, привилегии империи не были затронуты ни кончиком пальца. Если иметь достаточно терпения, чтобы прочесть документ с начала до конца, можно увидеть, что речь идет просто о жалостном призыве к этике самой могущественной в технологическом и военном отношении страны планеты в эпоху глобализации экономики - это словно просьба к волку не есть Красную Шапочку.

 

Фидель Кастро Рус

16 ноября 2008 года

16.12 часов