Размышления товарища Фиделя Кастро

 

ИМПЕРИЯ ИЗНУТРИ

(ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ)

 

 

ГЛАВА 15

Адмирал Муллен предстал на слушании Комитета Сената по вооружённым силам, который должен был утвердить его на второй двухгодичный срок; слушание происходило через два дня после первого заседания, посвященного стратегии. В своем выступлении адмирал говорит о стратегии, предложенной Маккристелом, и добавляет, что это возможно означает отправку новых войск.

Когда Обама услышал о показаниях Муллена, он довел до сведения своей команды, насколько он был недоволен, узнав, что Муллен публично поддержал стратегию Маккристела. Адмирал заявил, что талибы выросли как количественно, так и по сложности и что поэтому он поддерживал усилия, направленные на противоповстанческую борьбу с должными средствами. Неужели адмирал не знал того, что Обама сказал всего два дня назад? Разве президент не сказал всем присутствующим, включая Муллена, что ни один из вариантов не кажется соответствующим, что им надо было бросить вызов собственному самодовольству и что они проведут четыре-пять дебатов по этому вопросу? Что думал главный военный советник президента, публично сообщая об этих предварительных выводах?

На совещании главных участников Совета по национальной безопасности было очевидно, что они в ярости. Генералы и адмиралы постоянно преграждали путь президенту.

Эммануэль отметил, что то, что обсуждалось между адмиралом и Петреусом, неверно, что все публично поддержали идею необходимости отправки новых войск. У президента даже не было ни одной возможности высказаться.

Морелл считал, что Муллен мог на слушании избежать полемики, просто сказав, что его функция быть главным военным советником президента Соединенных Штатов и министра обороны, что он должен давать им свои рекомендации сначала в частной беседе, прежде чем объявлять о них публично, и что он не считал правильным сначала сообщать о них Комитету.

Морелл думал, что все было частью испытываемого Мулленом стремления общаться, укреплять свое ведущую роль и свое положение. У него был сайт в Facebook, счет в Twitter, видео в YouTube и веб-сайт под названием Поездки с Мулленом: беседа со страной.

Сам Муллен, выйдя в вестибюль, обнаружил, что является темой горячих споров.

Эммануэль и Донилон спросили его: как, предполагается, мы должны реагировать на это дело? Ты это сказал, а что должны говорить мы?

Эммануэль добавил, что это сообщение станет заголовками всех вечерних передач новостей.

Муллен был удивлен. Белый дом заранее знал, что он скажет, но в его показании он не назвал специфического числа войск. Он был настолько неопределенным, насколько мог. Но на слушании, где подтверждалось его назначение, он должен был сказать правду, а правда заключается в том, что он разделяет мнение о необходимости противоповстанческой борьбы. Это то, что я думаю, - сказал он. Какая была у него альтернатива?

Донилон спрашивал себя, почему Муллен должен был использовать слово возможно и почему он не сказал не знаю. Это было бы лучше.

На следующее утро заголовок на первой странице Вашингтон пост гласил: Муллен: возможно потребуется больше войск.

16 сентября Обама пригласил генерала в отставке Колина Пауэлла на частную встречу в Овальный кабинет. Будучи республиканцем, Пауэлл оказал большую поддержку Обаме во время его кампании.

Говоря об Афганистане, Пауэлл отметил, что это не решение, которое принимается один раз, что это решение, которое будет иметь последствия в течение большой части его правления. Он порекомендовал: Господин президент, не поддавайтесь давлению левых, которые хотят, чтобы вы ничего не делали. Не поддавайтесь давлению правых, которые хотят, чтобы вы сделали все. Подумайте не спеша и решайте сами.

И он также порекомендовал ему не поддаваться давлению СМИ, не торопиться, собрать всю необходимую ему информацию, чтобы гарантировать, что потом не будет сомневаться в правильности своего решения.

Если вы решите послать больше войск или если это то, что, по вашему мнению, необходимо сделать, сначала поймите хорошенько, что будут делать эти войска, и постарайтесь быть в определенной степени уверенным, что отправка дополнительных войск выльется в успех. Вы не можете гарантировать успех на таком сложном театре военных операций как Афганистан, который все более усложняется проблемой Пакистана, находящегося рядом.

Вы должны гарантировать, чтобы основа этого вашего обязательства была прочной, потому что сейчас она несколько шаткая, - сказал Пауэлл, имея в виду Карзаи и поголовную коррупцию, существующую в его правительстве.

Президент не поддерживал полностью противоповстанческую операцию, потому что это означало взять на себя ответственность за Афганистан в течение долгого периода.

Президент сказал, что когда он получит оценку, сделанную Маккристелом, очевидно, что всем надо будет собраться в зале, обеспечив, чтобы все пели, пользуясь одним и тем же песенником.

ГЛАВА 16

29 сентября Джонс созвал главных участников Совета по национальной безопасности на двухчасовое обсуждение без присутствия президента в виде репетиции совещания, которое было намечено на следующий день.

Любой, кто видел бы видеозапись этого заседания, возможно встревожился бы. Через восемь лет после начала войны все еще велся спор, как определить ее главные цели.

Байден написал меморандум на шести страницах исключительно для президента, ставя под сомнение отчеты разведки в отношении талибов. Отчеты представляли движение талибов как новую Аль-Кайду. Поскольку талибы были теми, кто сражался против американцев, стало обычным, что арабы, узбеки, таджики и чеченцы проникали в Афганистан для участия в том, что они называли лето джихада.

Байден указал, что эти цифры преувеличены, что число иностранных бойцов не превышало 50-75 за один раз.

В среду 30 сентября президент провел второе совещание для анализа проблемы Афганистана и Пакистана. На этот раз группа присутствующих было больше. Там был Петреус.

Президент спросил: Кто-нибудь здесь думает, что мы должны уйти из Афганистана? Все промолчали. Никто ничего не сказал.

Хорошо, - сказал президент, - теперь, когда мы можем больше не заниматься этим, продолжим.

Обама также хотел на протяжении остального совещания отойти от темы Афганистана.

Начнем с того, что нас интересует, в действительности, Пакистан, а не Афганистан, - сказал он. Фактически, если вы хотите, вы можете сказать пакистанским лидерам, что мы не уйдем из Афганистана.

Обама установил правила на остальную часть совещания. В действительности я хочу сосредоточиться на Соединенных Штатах. Я считаю, что существуют три ключевые задачи. Одна из них защитить Соединенные Штаты, их союзников и их интересы за рубежом. Два - беспокойство относительно стабильности и ядерного оружия в руках Пакистана. И если я сосредотачиваю свое внимание на Соединенных Штатах, разве существует какая-либо разница между опасностями, исходящими от Аль-Кайды и от талибов?

Выступили Лавой и Петреус. Маккристел сделал доклад о том, что он называл Путь к его начальной оценке.

Обама сказал: Хорошо, вы выполнили свою работу, но имеются три новых пункта: пакистанцы ведут себя лучше; ситуация в Афганистане намного серьезнее, чем мы думали, и афганские выборы не привели в результате к повороту, которого мы ждали, - к более законному правительству.

Байден поддерживал предположение, на которое возражал президент, что Пакистан будет эволюционировать в той же форме, в какой будет эволюционировать Афганистан.

Роберт Гейтс предложил учитывать интересы за рубежом и интересы союзников.

К концу совещания Хиллари спросила, в какой форме будут использоваться дополнительные войска, куда они направятся, едут ли они в качестве советников, и как будут применены уроки, полученные в Ираке.

Анализы разведки на самом высоком уровне никогда не были окончательными в отношении действий в Афганистане в этот момент. Полностью дестабилизированный Афганистан рано или поздно дестабилизирует Пакистан. Так что вопрос, стоявший перед президентом и его командой, был следующим: могли ли Соединенные Штаты взять на себя этот риск?

Гейтс встретился с пакистанским послом в США Хаккани. Он должен был передать ясное послание президента: мы не уйдем из Афганистана. Хаккани привел длинный список того, в чем нуждалась пакистанская армия. Конгресс утвердил в мае фонд в 400 миллионов долларов, чтобы улучшить арсенал противоповстанческих сил. Хаккани коснулся проблемы 1,6 миллиарда, которые Соединенные Штаты должны пакистанской армии за разрешение проводить военные операции вдоль его границ. После 11 сентября Соединенные Штаты создали счет расходов в пользу Пакистана и других стран, так называемый Фонд поддержки коалиции, из которого возмещали союзников за оказанную помощь.

ГЛАВА 17

Обама встречается с двухпартийной группой примерно из 30 лидеров конгресса, чтобы дать им актуализированную информацию о пересмотре стратегии.

Некоторые законодатели критиковали подход Байдена, который защищал антитеррористическое наступление. Они истолковывали его как форму сократить присутствие Соединенных Штатов.

Байден пояснил, что он не защищал политику, подразумевавшую операцию, проведенную только с использование специальных войск.

Президенту пришлось объяснить, что никто не говорит об уходе из Афганистана.

Маккейн сказал, что он лишь надеется, что решение не будет принято наспех и что он уважает тот факт, что решение должен принимать Обама как главнокомандующий.

Обама ответил ему: Заверяю вас, что я не принимаю никаких решений наспех. И вы совершенно правы. Решение должен принимать я, и я главнокомандующий.

Обама продолжал: Никто не чувствует такой острой необходимости принять это решение и сделать это правильно как я.

В тот же день в 15.30 Обама вновь собрал свою команду, чтобы проанализировать ситуацию в Пакистане.

Разведывательное сообщество единогласно считало, что ситуация в Афганистане не разрешится, если не будет устойчивых отношений между Индией и Пакистаном.

Муллен отметил, что программы сотрудничества между армиями Соединенных Штатов и Пакистана выросли почти до 2 миллиардов в год по статьям снаряжения, подготовки и другим.

Были предложения создать новые установки в Пакистане, чтобы засылать источники информации в племена и включить американских военных советников в пакистанские части.

Обама одобрил все действия на месте. Было необычно получить немедленный приказ президента, поскольку до тех пор на рабочих совещаниях говорилось много, но решений не принималось.

ГЛАВА 18

Наконец Маккристел получил возможность 8 октября представить свой вариант в целях увеличения войск только перед главными лицами (Обама при этом не присутствовал).

Суть его выступления, сопровождавшегося 14 диапозитивами, заключалась в том, что условия в Афганистане были намного хуже, чем они думали, и что только наступление против повстанцев, опирающееся на все ресурсы, могло исправить ситуацию.

Джонс сказал, что были вопросы, еще не получившие ответа, и отметил в своей записной книжке, что невозможно осуществить любую стратегию для Афганистана, которая не затрагивала бы проблемы святилищ в Пакистане.

Маккристел выдвинул три варианта:

1.    от 10 000 до 11 000 солдат, чтобы готовить афганские силы безопасности

2.    40 000 солдат для защиты населения

3.    85 000 солдат для той же цели.

Маккристел объяснил, что в этом случае задачей было не разбить талибов, а подорвать их, то есть помешать им снова взять под контроль ключевые части страны.

Хиллари спросила, было ли возможно провести миссию по подрыву с меньшим числом войск, и генерал ответил, что нет, что он отстаивает число в 40 000 солдат.

На следующий день Обама проснулся и узнал, что ему присуждена Нобелевская премия мира.

В тот же день в 14.30 Совет по национальной безопасности собрался в полном составе на рабочее совещание с президентом. Он начал совещание, попросив всех сказать, что следует делать с войной.

Лавой начал говорить о Пакистане и его одержимости Индией и что пакистанцы имели сомнения в отношении обязательств американцев.

Маккристел сказал, что если только миссия не будет изменена, он представит те же варианты.

Эйкенберри резюмировал в 10-минутном выступлении их мнения, которые были достаточно пессимистическими. Он тоже считал, что ситуация ухудшалась и что было необходимо послать больше средств, но думал, что наступление против повстанцев очень амбициозно.

Гейтс напомнил, что все пришли только к трем вариантам:

1.    Борьба с повстанцами, то есть строительство нации

2.    Антитерроризм, который, по мнению многих людей, заключается в том, чтобы выпускать ракеты с корабля, находящегося в океане

3.    Антитерроризм плюс стратегия, предложенная вице-президентом.

Но было явно больше вариантов, а не только эти три. Гейтс добавил, что необходимо переопределить задачу и что возможно Соединенные Штаты пытались добиться большего, чем могли добиться.

Петреус подвел итог: Мы не уничтожим талибов, но чтобы сдержать их, нам надо преградить им доступ в населенные районы и к ключевым линиям коммуникаций.

Байден спросил: Примерно сколько времени, по наилучшим оценкам, требуется, чтобы все пошл в правильном направлении? Если через год нет ощутимого прогресса, что мы сделаем?

Ответа не последовало.

Байден настаивал: Если правительство не улучшится и вы получите войска, каким будет воздействие?

Эйкенберри ответил, что хотя последние пять лет не были слишком обнадеживающими, отмечался небольшой прогресс и что на него можно опираться, но что не следует ждать значительных успехов в ближайшие шесть-двенадцать месяцев.

ГЛАВА 19

На совещании 9 октября настала очередь Хиллари. Она сказала, что дилемма заключалась в том, чтобы решить, что первое, - больше войск или лучшее правительство; что для того, чтобы избежать провала, нужно больше войск, но это не гарантирует прогресса.

Она спросила, можно ли добиться выполнения задач в Афганистане и Пакистане, не обязуясь посылать больше войск, и сама ответила, что единственным способом добиться, чтобы правительство изменилось, было послать больше войск, но даже так не было гарантий, что это даст результат.

Она добавила, что все варианты трудны и неудовлетворительны, и сказала: Действительно в интересах национальной безопасности мы должны гарантировать, чтобы талибы не разбили нас. То же происходит с уничтожением Аль-Кайды, что было бы трудно без Афганистана. Это чрезвычайно трудный вариант, но варианты ограничены, если только мы не возьмем на себя обязательство и не получим психологическое преимущество.

Муллен откликнулся на другие комментарии сторонников твердой линии. Деннис Блэр предположил, что внутренняя политика может быть проблемой из-за числа жертв, поскольку в предыдущем месяце цифра возросла до 40 вдвое больше, чем в прошлом году. Он спросил, стоит ли это продолжать. Ответ был, что народ поддержит его, если только будет верить, что имеются успехи.

Впервые у президента будет стратегия, выработанная на пленарном совещании военного кабинета, и мы сможем сказать народу Соединенных Штатов, что мы делаем, - сказал он.

Панетта высказал следующее: Вы не можете уйти. Вы не можете разбить талибов. Они не говорят о возможности ввести в Афганистане демократию на манер Джефферсона, - сказал Панетта, считавший, что это было основой, чтобы сократить миссию Соединенных Штатов и принять Карзаи несмотря на его дефекты. По словам Панетты, миссией было бороться против Аль-Кайды и гарантировать отсутствие святилищ. Было необходимо работать с Карзаи.

Сьюзен Райс сказала, что еще не пришла к решению, но думает, что необходимо усилить безопасность в Афганистане, чтобы разбить Аль-Кайду.

Холбрук сказал, что необходимо больше войск; вопрос был в том, чтобы знать, сколько и как их использовать.

Джон Бреннан спросил, чего собственно пытались добиться, поскольку решения в вопросе безопасности, которые были бы приняты здесь, будут применены также в других регионах. Если речь идет о некоррумпированном правительстве, которое служило бы всему населению, этого не добиться, пока он жив. Поэтому, сказал он, - слова успех, победа и выиграть осложняют нашу задачу.

Прошло уже два с половиной часа. Президент сказал, что в результате этих совещаний получено полезное определение проблемы, что возникало новое определение.

Этого мы сегодня не решим, - сказал Обама. Мы уже признали, что не сможем полностью разбить талибов.

Обама сказал, что если будет утверждена отправка 40 000 солдат, этого не хватит для стратегии борьбы с повстанцами, которая охватила бы всю страну.

Обама спросил, можно ли довести афганцев до точки, которая позволила бы Соединенным Штатам уйти в период двух, трех, четырех лет.

Мы в Соединенных Штатах не можем сохранять обязательство в течение неопределенного времени, - сказал Обама. Мы не можем обеспечивать внутреннюю поддержку и поддержку наших союзников, не давая никакого объяснения, которое включало бы временные границы.

Холбрук вернулся в свой офис в госдепартаменте, где персонал жаловался, что их держат без сна целую ночь, заставляя писать анализы, которые никто не читает.

Холбрук ответил, что человек, которому они предназначены, читает их. Что ночи без сна не были напрасны и что они должны подготовить новый пакет докладов для президента.

Так завершается резюме глав с 15 по 19 из 33, содержащихся в книге Войны Обамы

Вчера было объявлено о почти одновременном выходе другой книги - Беседуя с самим собой - с прологом Барака Обамы. Но на этот раз книга появится на 20 языках. Как утверждается, она содержит важные письма и документы, связанные с жизнью автора нашего хорошо известного и уважаемого друга Нельсона Манделы.

В последние годы его жестокого заключения Соединенные Штаты превратили зловещий режим апартеида в ядерную державу, поставив ему более полудюжины ядерных бомб, предназначенных для нанесения удара по кубинским интернационалистским силам, чтобы помешать им продвинуться на оккупированную Южной Африкой территорию в Намибии. Сокрушительное поражение армии апартеида на юге Анголы покончило с гнусной системой.

Наши представители в Испании обещали приобрести и немедленно прислать экземпляры книги, презентация которой была назначена на сегодня 12 октября. Но почти в шесть часов дня еще ничего не было известно, потому что в Испании был нерабочий день и книжные магазины не торговали. Исполнялась 518-я годовщина со дня, когда нас открыли и Испания превратилась в империю.

Продолжение завтра.

Фидель Кастро Рус

12 октября 2010 года

19.12 часов