Размышления товарища Фиделя Кастро

 

ГЕНИАЛЬНОСТЬ ЧАВЕСА

 

Президент Чавес представил парламенту Венесуэлы свой отчет о проведенной в 2011 году работе и программу действий на текущий год. После точного выполнения всех формальностей, которым необходимо следовать при проведении столь важного мероприятия, как эта Ассамблея, он обратился к официальным государственным властям, парламентариям, представляющим все партии, а также к своим сторонникам и противникам, собравшимся на это торжественное заседание.

Боливарианский лидер, по своей привычке, был приветлив и корректен по отношению ко всем присутствующим. Если кто-нибудь из них просил слово для того, чтобы получить какое-либо пояснение, он немедленно предоставлял ему такую возможность. Когда одна парламентарий, любезно поздоровавшаяся, как и другие его противники, с Чавесом, попросила разрешения выступить, он прервал свой доклад и предоставил ей слово это был жест высокого политического благородства. Мое внимание привлекла крайняя жесткость выражений в адрес Чавеса, испытывавших его джентльменство и хладнокровие. То выступление было, бесспорно, оскорбительным, хотя это могло бы и не входить в намерения парламентария. Только Чавес был способен спокойно ответить на оскорбительное выражение - "вор", которым она воспользовалась при осуждении правления президента за принятые им законы и меры.

Убедившись в том, что он правильно понял употребившееся слово, на ее просьбу начать отдельную дискуссию, Чавес тонко и невозмутимо ответил: Орел на мух не охотится, и не добавив больше ни слова, спокойно продолжил свое выступление.

Это явилось непревзойденным доказательством его живого ума и выдержки. Другая женщина - бесспорно, простого происхождения взволнованными и глубокими словами выразила свое крайнее удивление по поводу увиденного, что вызвало взрыв аплодисментов подавляющего большинства присутствующих в зале, а судя по тому, как сильно они звучали, казалось, аплодировали все сторонники президента и многие из его противников.

Отчетный доклад занял у Чавеса более девяти часов, а интерес к его словам не убавлялся, и, быть может, благодаря инциденту, доклад слушало бессчетное количество людей. Я, человек, имеющий опыт в продолжительных выступлениях с рассмотрением сложнейших вопросов, прилагавший максимальные усилия к тому, чтобы идеи, которые я хотел передать, были поняты, не могу найти объяснения тому, каким образом этот солдат простого происхождения оказался способным проявить столь незаурядное ораторское искусство, благодаря своему живому уму и непревзойденному таланту, - ни потеряв голоса, ни ослабив его силу.

Политика в моем понимании это свободная, без ограничений, решительная битва идей. Реклама дело специалистов по рекламе, которым, быть может, известны механизмы для того, чтобы заставить слушателей, зрителей или читателей делать то, что им внушается. Если бы такая наука ли, искусство ли - не знаю, как это и назвать, - использовалась на благо людей, они заслуживали бы какого-то уважения равно такого, которого заслуживают те, кто учит людей думать. В Венесуэле в настоящий момент идет напряженная битва. Внутренние и внешние враги революции предпочитают, как утверждает Чавес, хаос справедливому, организованному и мирному развитию страны. Привыкнув анализировать события, имевшие место на протяжении более полувека, следить за ходом беспокойной истории нашего времени и действиями людей, имея для этого с каждым разом все больше аргументов, можно научиться почти угадывать будущее развитие событий.

Продвижение всеохватывающей революции в Венесуэле, стране со славной историей, но чрезвычайно богатой ресурсами, жизненно необходимыми империалистическим державам, которые диктовали и диктуют до сих пор правила всему миру, являлось нелегкой задачей.

Политические лидеры - типа Ромуло Бетанкоурта и Карлоса Андреса Переса не имели элементарных личных качеств для решения этой задачи. Первый, помимо этого, был человеком чрезвычайно тщеславным и лицемерным. Удобных возможностей для того, чтобы ознакомиться с действительностью Венесуэлы, у него было предостаточно. В молодости он являлся членом Политического Бюро Коммунистической партии Коста-Рики. Он очень хорошо знал историю Латинской Америки, роль империализма, показатели бедности населения и факты беспощадного грабежа природных ресурсов континента. Он не мог не знать, что в такой неизмеримо богатой стране, как Венесуэла, большинство населения жило в крайней бедности. В архивах хранятся киноматериалы, являющиеся неопровержимым свидетельством о действительности тех лет.

Венесуэла - как это не раз объяснял Чавес - на протяжении более полувека являлась самым крупным в мире экспортером нефти; в начале XX века европейские и американские военные корабли совершили интервенционные действия с тем, чтобы оказать поддержку противозаконному и тираническому правительству, которое отдало страну в руки иностранных монополий. Хорошо известно о том, какие неисчислимые фонды были вывезены с тем, чтобы приумножить достояние монополий и самой венесуэльской олигархии.

Мне достаточно вспомнить тот факт, что когда впервые после победы Революции я посетил Венесуэлу с тем, чтобы поблагодарить эту страну за ее симпатию и поддержку в нашей борьбе, цена нефти составляла всего лишь два доллара за баррель.

 В последствии, когда я побывал в Венесуэле, чтобы принять участие в инаугурации Чавеса, в тот день, когда он принял присягу на умирающей Конституции, которую держал в руках Кальдера, цена нефти составляла 7 долларов за баррель, несмотря на то, что с первого визита прошло 40 лет и почти 30 с тех пор, когда заслуженный Ричард Никсон заявил, что металлический обмен доллара перестал существовать, и Соединенные Штаты начали покупать мир за банкноты. На протяжении века Венесуэла была поставщиком дешевого топлива экономике империи и чистым экспортером капиталов в развитые богатые страны.

Почему эти отвратительные реалии длились более века?

Офицеры Вооруженных сил Латинской Америки располагали эксклюзивными училищами в Соединенных Штатах, где олимпийские чемпионы по демократии готовили их на специальных курсах, предназначенных для предохранения империалистического и буржуазного порядка. Приветствовались государственные перевороты лишь в том случае, если они были нацелены на защиту демократии, на предохранение и обеспечения столь отвратительного порядка, в союзе с олигархиями; никого значения не имело, умеют ли избиратели читать и писать, имеют ли они жилье, работу, медицинское обслуживание и образование, если сохранялось священное право на собственность. Чавес мастерски объясняет эту действительность. Лучше его никто не знал, что происходило в наших странах.

Но что было еще хуже: изощренность оружия, сложность эксплуатации и применение современного оружия, требующие долгих лет обучения и подготовки высококвалифицированных специалистов; его цена почти недоступнаядля слабой экономики континента, все это создавало механизм высокого уровня подчинения и зависимости. Правительство Соединенных Штатов посредством механизмов, которые даже не согласуют с правительствами, диктует направления и определяет политику для военнослужащих. Самые изощренные способы пытки передавалась так называемым корпусам безопасности для допроса тех, кто поднимался против мерзкой и отвратительной системы голода и эксплуатации.

Несмотря на это, немало честных офицеров, почувствовав отвращение от такой наглости, с отвагой пытались искоренить столь позорную измену истории нашей борьбы за независимость.

В Аргентине Хуан Доминго Перон, офицер армии, сумел разработать для своей страны независимую политику с участием рабочих. В результате кровопролитного военного переворота он был свергнут, и находился в изгнании с 1955 года по 1973 год. Несколько лет спустя под эгидой американцев, вновь штурмовали власть, десятки тысяч аргентинцев были убиты, подвергнуты пыткам и пропали без вести.

Однако не сумели защитить страну от колониальной войны, которую развернула Англия против Аргентины при поддержке Соединенных Штатов, убийцы Аугусто Пиночета и группы фашистских офицеров, подготовленных в Школе Америк.

Полковник Франсиско Каманьо Деньо - в Санто-Доминго; генерал Веласко Альварадо - в Перу; генерал Омар Торрихос - в Панаме и капитаны и офицеры в других странах пожертвовали своей жизнью и превратились в антитезу предательского поведения Сомосы, Трухильо, Стросснера и кровавых диктатур в Уругвае, Сальвадоре и других странах Центральной и Южной Америки.

Революционные военнослужащие не выражали теоретически разработанных мнений никто не имеет права этого от них требовать - поскольку у них не было академической подготовки по политическим вопросам, они были людьми чести и любили свою страну.

днако удивительно видеть, чего могут достичь честные, идущие по пути революции люди, отвергающие несправедливость и преступления.

Венесуэла является ярким примером теоретической и практической роли, которую могут сыграть революционные военнослужащие в борьбе за независимость наших народов, как это сделали они два века назад под гениальном руководством Симона Боливара.

Чавес военнослужащий Венесуэлы простого происхождения, вторгается в политическую жизнь страны, вдохновляясь идеями освободителя Америки. О Боливаре, источнике неисчерпаемого вдохновения, Марти писал: он одерживал великие победы в славных боях, во главе полураздетых и голодных солдат () еще ни одна армия в мире не сражались за свободу так неутомимо и упорно.

О Боливаре сказал он надо говорить с вершины горы (), или перед кучкой освобожденных народов, сжатой как кулак .

Ибо то, чего он не сделал, еще не сделано до сих пор; ибо Боливару есть еще что сделать в Америке.

Более полувека спустя, лауреат многочисленных премий, выдающийся поэт Пабло Неруда посвятил Боливару стихотворение, которое часто повторяет Чавес. В его последней строфе говориться:

Я знал Боливара в долгое утро в Мадриде, в Пятом полку. И глядя на вершины гор, я спросил его: "Отец, это действительно ты, или нет? И кем ты будешь? А он мне ответил, глядя на вершины гор: "Да, это я, я просыпаюсь каждые сто лет, когда просыпается народ".

Но боливарианский лидер не ограничивается теоретическими разработками. За принятыми им конкретными мерами дело не стоит. Англоязычные страны Карибского региона, у которых современные, роскошные американские круизные суда оспаривали право на обслуживание туристов в отелях, ресторанах и развлекательных центрах из них многие, хотя и являлись иностранной собственностью, по крайней мере, благодаря им, создавались рабочие места, будут вечно благодарны Венесуэле за поставленную на льготных условиях оплаты нефть, когда цена за один баррель превышала 100 долларов.

Небольшая страна Никарагуа, родина Сандино Генерала свободных людей, - где Центральное разведывательное агентство, действуя через Луиса Посада Каррилеса после его похищения из венесуэльской тюрьмы, организовало обмен оружия на наркотики, что стоило тысячи жизней и увечий этому героическому народу, также получала солидарную поддержку со стороны Венесуэлы. Это беспрецедентные в истории этого полушария примеры.

Обветшалое Соглашение о свободной торговле, которое американцы пытаются навязать Латинской Америке, как они это сделали с Мексикой, превратит латиноамериканские и карибские страны не только в регион мира, где богатство распределяется наиболее несправедливо, что уже сейчас так и есть, но и в гигантский рынок, где даже кукуруза и другие продукты питания, являющиеся традиционным источником растительных и животных белков, будут вытеснены сельскохозяйственными культурами, субсидированными Соединенными Штатами, как это уже происходит на территории Мексики.

Автомобили, бывшие в употреблении, и другие товары вытесняют продукцию мексиканской промышленности; в городах и сельской местности уменьшается количество рабочих мест, возрастает торговля наркотиками и оружием, все большее количество подростков в возрасте всего лишь 14-15 лет становится страшными преступниками. Никогда не было случаев, чтобы люди, переполняющие автобусы или другие транспортные средства и заплатившие - в поисках работы - за перевозку на другую сторону границы, похищались и подвергались массовому уничтожению. С каждым годом цифры растут. Ежегодно уходят из жизни уже более 10 тысяч человек.

Нельзя производить анализ Боливарианской революции, не принимая во внимание эту действительность.

При такой социальной обстановке Вооруженные силы вынуждены ввязываться в нескончаемые, изнуряющие войны.

Гондурас не является индустриализированной страной с развитой финансовой или торговой структурой, она даже не является крупным производителем наркотиков, тем не менее, в некоторых городах Гондураса побиваются рекорды по количеству насильственных смертей по причине наркотиков. Зато там высоко поднят штандарт крупной базы стратегических сил Южного Командования Соединенных Штатов. Все, что происходит там и что уже происходит во многих латиноамериканских странах, подобно известному дантовскому аду, из которого некоторые страны начинают выходить. В их числе, и на первом месте, - Венесуэла, но не потому, что она обладает богатыми природными ресурсами, а благодаря тому, что спасла их от ненасытной жадности иностранных транснациональных корпораций и развила значительные политические и социальные силы, способные достичь огромных успехов. Нынешняя Венесуэла стала совсем другой страной, которую я знал всего лишь 12 лет назад, и уже тогда она меня глубоко поразила, когда я увидел как птица Феникс возрождается из пепла.

Ссылаясь на загадочный компьютер Рауля Рейеса, в руках у Соединённых Штатах и ЦРУ, после организованного и снабженного ими нападения на территорию Эквадора, во время которого были убиты заместитель Маруланды и несколько невооруженных латиноамериканских юношей, они пустили версию о том, что Чавес оказывал поддержку нарко-террористической организации ФАРК Настоящими террористами и наркоторговцами в Колумбии являются военизированные группы, которые снабжают американских наркоторговцев наркотиками, продающимися на самом большом рынке наркотиков в мире: в Соединенных Штатах.

Я никогда не разговаривал с Маруландой, но разговаривал с честными писателями и представителями интеллигенции, которые его хорошо знали. Я проанализировал его идеи и историю. Он, несомненно, был смелым и революционным человеком, не колеблясь, я утверждаю это. Я уже объяснял, что я не был согласен с ним в отношении его концепции тактики. Я полагаю, двух или трех тысяч человек было бы вполне достаточно, чтобы разбить обычную регулярную армию на территории Колумбии. Его ошибка заключается в том, что он хотел создать революционную вооруженную армию с тем же количеством солдат, что и армия противника. Это было бы слишком дорого и нереализуемо.

В настоящее время технология изменила много аспектов войны, формы борьбы также меняются. Фактически стало невозможным столкновение вооруженных регулярных сил держав, имеющих ядерное оружие. Не обязательно обладать знаниями Альберта Эйнштейна, Стивена Хавкинга и тысячи других ученых, чтобы понимать это. Это латентная опасность, и последствия известны или должны быть известны. Мыслящим людям потребовались бы миллионы лет, чтобы вновь заселить планету.

Несмотря на все это, я отстаиваю долг бороться, который по природе свойственен человеку, долг искать решения, которые позволили бы ему иметь более разумную и достойную жизнь.

С тех пор, как я познакомился с Чавесом, когда он уже находился на посту Президента Венесуэлы, еще на последнем этапе правительства Пастраны, я всегда видел его заинтересованность в мире в Колумбии. Он обеспечил условия для встреч между правительством и революционерами Колумбии, которые состоялись на Кубе с целью - и это необходимо хорошо понять - добиться настоящего мирного соглашения, а не капитуляции.

Я не помню, чтобы Чавес когда бы то ни было говорил о чем-то ином, как не о мире в Колумбии, и никогда упоминал Рауля Рейеса. Мы всегда затрагивали другие вопросы. Он с особым уважением относится к колумбийцам; миллионы из них живут в Венесуэле и все они пользуются благами вследствие принятых Революцией социальных мер. Колумбийский народ ценит это почти так же высоко, как и венесуэльский.

Я хочу выразить свою солидарность и уважение Командиру Стратегической операционной команды Вооруженных сил, недавно назначенному на пост министра обороны Боливарианской Республики Венесуэла, генералу Генри Ранхелю Сильве. Я имел честь с ним познакомиться, когда несколько месяцев тому назад он посетил Чавеса на Кубе. Я заметил, что он - умный, здоровый, способный, и в то же время скромный, человек. Я слушал его спокойное, смелое, ясное и внушающее доверие выступление.

Он организовал самый совершенный военный парад латиноамериканской военной силы, какой я когда-либо видел, и будем надеяться, что он послужит стимулом и примером, чтобы придать силы другим братским армиям.

Американцы не имеют никакого отношения к этому военному параду и не были бы способны сделать его лучше.

Совершенно несправедливо критиковать Чавеса за средства, вложенные в эти отличные виды оружия, которые были там продемонстрированы. Я уверен, что они никогда не будут использованы в целях нападения на братскую страну. Оружие, средства и знания должны идти по дороге к единству, для того, чтобы создать в Америке, как мечтал Освободитель, ...самую большую нацию в мире, не столько по протяженности её территории и богатству, сколько по ее свободе и славе

Все это объединяет нас больше, чем Европу или сами Соединенные Штаты, кроме отсутствия независимости, которую навязывали нам на протяжении 200 лет.

 

 

Фидель Кастро Рус

25 января 2012 г.

20.32 ч.