ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

 

Многое можно сказать об этих непростых для человечества временах. Однако сегодняшний день для нас и, быть может, для многих других людей, имеет особое значение.

На всем протяжении нашей короткой революционной истории, начиная с коварного переворота 10 марта 1952 года в нашей небольшой стране при содействии империи, нам неоднократно приходилось принимать важные решения.

Когда не оставалось никакого другого выхода, юноши и девушки любой другой страны в сложной, как и наша, ситуации, действовали или собирались действовать так же, как и мы, хотя на Кубе, в частности, случай, как это часто бывает в истории, сыграл решающую роль.

Наша социалистическая Революция родилась в результате трагедии, сложившейся в те дни в нашей стране по вине Соединенных Штатов, чья цель заключалась ни в чем ином, как приостановить опасность возникновения незначительных социальных достижений, которые могли бы воодушевить в будущем на радикальные изменения в их владении, в какое была превращена Куба.

Вторая мировая война, закончившаяся в 1945 году, укрепила могущество Соединенных Штатов как главной экономической и военной державы, и превратила эту страну, чья территория находилась далеко от полей сражения, в самое могущественное государство на планете.

Сокрушительная победа в 1959 году и мы можем утверждать это без тени шовинизма стала примером того, что маленькая страна может бороться не только за себя, но и за других людей.

Латиноамериканские страны, за самым малым и почетным исключением, накинулись на объедки, брошенные им Соединенными Штатами; например, сахарная квота Кубы, которая на протяжении почти полутора века поставлялась в США в годы кризиса в этой стране, была разделена между производителями сахара, жаждавшими выйти на мировые рынки.

Прославленный американский генерал, Дуайт Д. Эйзенхауэр, тогдашний президент этой страны, во время войны командовал коалиционными войсками, которые, несмотря на то, что располагали мощными средствами, освободили лишь небольшую часть оккупированной нацистами Европы. Сменивший президента Рузвельта, Гарри Эс Трумэн, оказался традиционным консерватором, из тех, на которых, как правило, возлагаются политические обязанности в Соединенных Штатах в трудные для страны времена.

Союз Советских Социалистических Республик, являвшийся вплоть до конца XX века самой великой страной в истории борьбы с беспощадной эксплуатацией людей, распался, и его сменила Федерация, что привело к уменьшению территории этого огромного многонационального государства, по меньшей мере, на 5, 500 миллионов квадратных километров.

Однако не удалось уничтожить главное: героический дух русского народа, который в единении с братскими народами оставшейся части бывшего СССР, оказался способным сохранить столь могучую силу, что группа, в состав которой он входит вместе с Народной Республикой Китай и такими странами, как Бразилия, Индия и Южно-Африканская Республика, обладает мощью, необходимой для того, чтобы приостановить попытки повторной колонизации планеты.

Два наглядных примера этой действительности мы видим в Народной Республике Ангола. Куба, как и многие другие социалистические страны и освободительные движения, сотрудничала с Анголой и с другими странами, боровшимися с португальским господством в Африке. Это господство осуществлялось непосредственными административными методами при поддержке союзников Португалии.

Солидарность с Анголой являлась одним из главных тем Движения неприсоединившихся стран и социалистического лагеря. Независимость этой страны стала неизбежной и была признана мировым сообществом.

Расистское южноафриканское государство и продажное правительство бывшего бельгийского Конго при поддержке европейских союзников со всей тщательностью готовились к завоеванию и разделу Анголы. На Кубу, уже давно сотрудничавшую с ангольским народом в его борьбе, поступила просьба от Августиньо Нето о подготовке ангольских вооруженных сил, которые, дислоцировавшись в Луанде, столице страны, должны были быть готовы к 11 ноября 1975 года, официально назначенной дате его вступления на пост президента. Советский Союз, верный своим обязательствам, поставил в Анголу боевую технику и ожидал лишь Дня независимости, чтобы направить своих инструкторов. Куба, в свою очередь, приняла решение направить инструкторов по просьбе Нето.

Расистский режим ЮАР, осуждаемый и презираемый мировой общественностью, решает форсировать свои планы и направляет моторизованные войска на бронемашинах, оснащенных мощной артиллерией, которые, продвинувшись на сотни километров от своей границы, атаковали первый учебный лагерь, где во время оказания сопротивления погибло несколько кубинских инструкторов. Через несколько дней боев отважным инструкторам вместе с ангольцами удалось остановить наступление южноафриканцев на Луанду, столицу Анголы, куда был переброшен из Гаваны на старых самолетах Britannia нашей авиалинии батальон войск особого назначения Министерства внутренних дел.

Так началось героическое сражение в этой стране черной Африки, находящейся под гнетом белых расистов, во время которой батальоны мотопехоты и танковые бригады, бронированная самоходная артиллерия и надлежащие боевые средства отразили нападение расистских южноафриканских сил и заставили их отступить до самой границы, откуда они вышли.

Наиболее опасным этапом этого сражения оказался не только 1975 год. Опаснейшая ситуация сложилась спустя около 12 лет, на юге Анголы.

Таким образом, то, что казалось концом расистской авантюры на юге Анголы, было только началом. Однако, по меньшей мере, они поняли, что революционные силы кубинцев белых, мулатов и негров вместе с ангольскими солдатами были способны заставить непобедимых, как предполагалось, расистов вкусить пыль поражения. Быть может, в тот момент они понадеялись на свою технологию, свое богатство и поддержку господствующей империи.

И хотя это никогда не входило в наши намерения, независимая позиция нашей страны неизменно вступала в противоречие с позициями СССР, который столько сделал для нас в крайне трудный период, когда прекращение поставок горючего из Соединенных Штатов на Кубу привело бы нас к длительному и дорогостоящему конфликту с могущественной северной державой. Независимо от того, исчезла ли бы или нет эта опасность, дилемма состояла в том, чтобы решиться стать свободным народом, либо смириться с судьбой рабов могущественной соседней империи.

В столь сложной обстановке, в какой совершался путь Анголы к независимости во фронтальной борьбе с неоколониализмом, не могли не возникнуть разногласия в некоторых аспектах, что могло иметь серьезные последствия для достижения намеченных целей, и Куба, как участник этой борьбы, имела право и была обязана привести эту борьбу к успешному завершению. Как только какой-либо аспект нашей международной политики мог, по нашему мнению, вступить в конфликт со стратегической политикой СССР, мы делали все возможное, чтобы этого избежать. Наши общие цели требовали от каждой стороны взаимного уважения к заслугам и опыту друг друга. Скромность не противоречит серьезному анализу, касающемуся сложности и значения любой ситуации, даже при том условии, что в нашей политике мы всегда были принципиальны во всем, что касалось солидарности с Советским Союзом.

В решающие моменты борьбы с империализмом и расизмом в Анголе одно из таких разногласий возникло на почве нашего непосредственного участия в том бою, а также по причине того, что наши силы не только воевали, но и ежегодно обучали тысячи ангольских бойцов, поддерживая их в борьбе с проамериканскими и прорасистскими силами Южно-Африканской Республики. Один советский военный был советником правительства и планировал применение вооруженных сил Анголы. Как бы то ни было, мы расходились во взглядах в одном, несомненно важном вопросе: неоднократные случаи, когда отстаивалось ошибочное мнение, состоящее в том, чтобы применять в этой стране наиболее обученные ангольские войска на расстоянии в почти тысяча пятьсот километров от Луанды, столицы Анголы, основываясь на концепции, свойственной войне другого рода, не имеющей ничего общего с войной диверсионного и партизанского характера, ведущейся ангольскими контрреволюционерами. В сущности, столицы УНИТА не существовало как таковой, как не существовало объекта, где оказывал сопротивление Савимби. Речь шла о приманке, придуманной расистской ЮАР лишь ля того, чтобы привлечь туда лучшие и наиболее оснащенные ангольские войска и беспрепятственно разбить их. Поэтому мы были против этой идеи, неоднократно осуществляющейся на практике до тех пор, пока не потребовалось ударить по врагу нашими собственными силами, что привело к битве под Куито-Куанавале. Должен сказать, что это продолжительное военное столкновение с южноафриканской армией произошло вскоре после последнего наступления на так называемую столицу Савимби, происшедшего в отдаленном районе на границе между Анголой, ЮАР и оккупированной Намибией, куда с бывшей военной базы НАТО Куито-Куанавале направлялись доблестные ангольские силы, которым, несмотря на отличное оснащение новейшими бронетранспортерами, танками и другой боевой техникой, предстояло совершить марш в сотни километров по направлению к месту, где, как предполагалось, находилась столица контрреволюционеров. Наши отважные летчики-истребители на МиГах-23 прикрывали эти войска до тех, пока они находились в их радиусе действия.

Как только они выходили за эти пределы, враг наносил мощные удары по отважным воинам ФАПЛА при поддержке истребителей, тяжелой артиллерии и хорошо оснащенных наземных войск, причиняя многочисленные потери убитыми и ранеными. Однако на этот раз они, преследуя потрепанные ангольские бригады, двигались в направлении бывшей военной базы НАТО.

Ангольские воинские подразделения отступали фронтом шириной в несколько километров с километровыми разрывами между ними. Ввиду тяжелых потерь и грозившей в связи с этим опасности, должна была, безусловно, поступить очередная просьба о том, чтобы рекомендовать Президенту Анголы обратиться за помощью к Кубе, что и произошло. На этот раз решительным ответом было следующее: эта просьба будет удовлетворена лишь при условии, что все силы и боевые средства Анголы на южном фронте перейдут в подчинение кубинского военного командования. Результат был немедленным: условие было принято.

Без промедления были мобилизованы силы для участия в битве под Куито-Куанавале, где южноафриканские захватчики с их самым современным вооружением были разбиты в столкновении с бронеподразделениями, обычной артиллерией, МиГами-23, пилотируемыми отважными летчиками нашей авиации. Дислоцированные в этом объекте артиллерия, танки и другие боевые средства Анголы, лишенные военного персонала, перешли в боевое распоряжение кубинцев. Ангольские танки, которые при отступлении не могли преодолеть препятствие многоводную реку Кеве к востоку от бывшей базы НАТО, мост через которую был разрушен неделями ранее южноафриканским беспилотным самолетом, напичканным взрывчаткой, - были зарыты в землю и окружены противопехотными и противотанковыми минами. Наступающие южноафриканские войска вскоре натолкнулись на непреодолимый рубеж. Таким образом, при минимальных потерях и благоприятных обстоятельствах южноафриканским силам был нанесен сокрушительный удар и поражение на этой территории Анголы.

Но борьба не была завершена. ЮАР была превращена империализмом, при пособничестве Израиля, в ядерную страну. Нашей армии пришлось вновь испытать на себе опасность стать мишенью подобного оружия. Однако эту тему, со всеми соответствующими исходными данными, еще предстоит разработать, и, быть может, о ней удастся написать в ближайшие месяцы.

Что же произошло вчера вечером, что послужило поводом для столь долгого анализа? На мой взгляд, два события особого, трансцендентального характера.

Выезд первой кубинской медицинской бригады в Африку на борьбу с лихорадкой Эбола.

Чудовищное убийство молодого депутата-революционера Роберта Серры в Каракасе, Венесуэла.

Оба события отражают героический дух и потенциал революционных процессов, происходящих на Родине Хосе Марти и в колыбели свободы Америки героической Венесуэле Симона Боливара и Уго Чавеса.

Какие потрясающие уроки несут в себе эти события! Не хватает слов, чтобы выразить нравственную ценность подобных событий, случившихся почти одновременно.

Я никогда не поверю, что преступление против молодого венесуэльского депутата совершилось по чистой случайности. Это было бы настолько невероятным и настолько соответствовало бы методам самых враждебных американских разведывательных организаций, что действительно случайным можно было бы назвать это гнусное преступление, если бы оно совершилось непредумышленно, тем более что это полностью соответствует планам, предусмотренным и объявленным врагами Венесуэльской революции.

В любом случае позиция венесуэльских властей относительно необходимости тщательно расследовать характер преступления мне кажется совершенно правильной. Как бы то ни было, потрясенный народ выражает свое глубокую убежденность относительно характера этого чудовищного кровавого события.

Направление первой медицинской бригады в Республику Сьерра-Леоне, обозначенную в качестве одного из очагов беспощадной эпидемии лихорадки Эбола, является примером, которым может гордиться страна, так как в настоящий момент невозможно достичь более высшего пьедестала почета и славы. Если ни у кого не возникло сомнений в том, что сотни тысяч бойцов, направленные в Анголу и другие страны Африки или Америки явились для человечества примером, который нельзя не вычеркнуть из истории человечества, тем более, никто не усомнится, что героические действия армии бойцов в белых халатах займут высочайшее почетное место в этой истории.

Не производители смертоносного оружия достигнут заслуженного почета. Пусть пример кубинцев, направляющихся в Африку, завладеет умами и сердцами других врачей мира, и особенно тех, кто обладает наиболее значительными ресурсами, независимо от того, исповедуют ли они ту или иную религию либо глубочайшую веру в человеческую солидарность.

Тяжела задача тех, кто отправляется на борьбу с лихорадкой Эбола и за выживание других людей, рискуя своей собственной жизнью. Однако мы должны делать все возможное для того, чтобы обеспечить тем, кто выполняет эти обязанности, максимальную безопасность в их работе и принять меры для того, чтобы защитить этих врачей и наш народ от этой и других заболеваний и эпидемий.

Медицинский персонал, выезжающий в Африку, также защищает и нас, здесь остающихся, поскольку самое худшее, что может произойти, это если лихорадка Эбола, или какие-то другие и еще более страшные эпидемии распространятся по нашему континенту или проникнут в любую другую страну мира, где могут умереть люди, в том числе дети и женщины. На планете есть достаточное количество врачей, чтобы никому не пришлось умереть из-за отсутствия медицинского обслуживания. Это я и хотел сказать.

Честь и слава нашим доблестным воинам, защищающим здоровье и жизнь!

Честь и слава молодому венесуэльскому революционеру Роберту Серре и товарищу Марии Эррера!

Эти мысли я записал второго октября, когда узнал обе новости, тем не менее, я предпочел подождать один день, чтобы об этом стало хорошо известно мировой общественности, и затем просить газету Гранма опубликовать это в субботу.

 

Фидель Кастро Рус

2 октября 2014 года

20.47 часов